Экспертное мнение: о ЕАЭС (видео)

Фотография - Экспертное мнение: о ЕАЭС (видео)

354 0

Экономист, исполнительный директор Ассоциации экономистов Казахстана Олжас Худайбергенов специально для Today.kz

29 мая был подписан договор о евразийском экономическом союзе. Где-то за месяц-два до подписания мне звонили и спрашивали, что собой представляет договор, какие пункты туда внесены, какие последствия это несет для экономики. Спрашивали так, как будто я являлся членом переговорной группы, хотя я не входил в эту группу. На самом деле я с удовольствием бы поучаствовал в переговорах, так как эта тема для меня интересна. И я решил для себя ознакомиться с договором.

Поговорим о политической составляющей договора, тем более что большая часть претензий населения к этой части. В первой версии были пункты о том, что интеграция предполагает создание межпарламентской ассамблеи, совместной охраны границ и, естественно, это насторожило. Плюс еще у нас население думает, что договор есть возврат к Советскому союзу. Если проанализировать все версии договора, то можно сказать, что к финальной версии вся политическая составляющая была вычищена. Можно сказать, что договор действительно получился экономическим.

Также были разговоры о том, что вхождение в этот союз предполагает отсутствие права на выход. На самом деле заложен пункт, что Казахстан может выйти из союза. И если в первой версии предусматривался срок в три года, потом в предпоследней версии сократилось до полутора лет, и в подписанной версии - всего лишь 12 месяцев. То есть если Казахстан решит для себя, что союз ему выгоды не несет, то он подает заявление, которое не требует одобрения, то есть в одностороннем порядке, и через 12 месяцев страна считается вышедшей из экономического союза.

Весь процесс переговоров был прозрачный. Каждый месяц можно было найти версию договора на конкретный период времени и ознакомиться. Сам договор достаточно большой - 150 страниц текста плюс 33 приложения еще на 850 страниц. Я ознакомился со всеми версиями и понял, с чего документ начинался, как менялся, и к чему в результате пришли.

Теперь поговорим про экономическую составляющую. Там есть свои минусы, там есть свои плюсы и поговорим еще о последствиях, которые должны реализоваться в будущем. Минусы - это в первую очередь рост отрицательного сальдо между Казахстаном и Россией, то есть Казахстан покупает у России намного больше, чем продает. Хотя озвучивалось, что благодаря интеграции для нас откроется рынок сбыта в России. Но получается пока наоборот – мы являемся рынком сбыта для российских товаров. Из России сюда больше продают, чем мы туда. Вот это отрицательное сальдо было 6 миллиардов в 2010 году, 12,6 миллиарда в 2013 году, и скорее всего эта цифра будет и дальше расти.

Естественно, у Казахстана есть возможности остановить рост и, более того, снизить. Но для этого нужно резко повысить эффективность госуправления. Государство должно сделать все, чтобы бизнес начал производить товары по нужной цене и чтобы он мог заместить импорт и даже в последующем выходить на экспорт. Для этого нужно снизить степень коррупции, улучшить администрирование, то есть убрать все барьеры, лишнюю разрешительную документацию. Надо дать деньги бизнесу и отыграть налоговую политику по отраслям так, чтобы бизнес работал, вышел в свет, и это для них не было нагрузкой. Если все эти проблемы решить, я думаю, Казахстан имеет все возможности сократить это отрицательное сальдо и начать экспортировать большие объемы в Россию.

Что касается плюсов в рамках договора, казахстанская переговорная группа смогла добиться следующих уступок: во-первых, стоимость транзита нефти и газа по территории России будет такой же для казахстанских компаний, как и для российских компаний. Раньше для нас было дороже. Скорее всего, так же будет и по тарифам в других отраслях. По остальным отраслям договоренности пока не такие жесткие. Есть просто формулировка о том, что будет унификация тарифов.

Есть еще одна уступка, скажем, по валютной политике. Там полная свобода действий, то есть Казахстан делает то, что посчитает нужным, но через 15 дней после принятия решения он уведомляет партнеров. Что касается субсидий по поддержке отраслей, то здесь есть процедура согласования. Вопрос в том, как наши чиновники смогут эффективно этот процесс выстроить.

Теперь поговорим о последствиях. Дело в том, что договор подписали, и теперь надо, чтобы этот договор работал. Одно дело, когда договор подписывают в Москве или Астане, и другое дело, когда его исполняют на местах. То есть элементарно, когда груз идет из Казахстана в Россию, там при переходе через границу его могут остановить, и груз может простоять на границе две недели. Пока будет бизнесмен ссылаться, что договор подписан так далее, он понесет убытки. Таким образом, договор на практике не будет реализован в отношении конкретного бизнесмена. Надо отследить, чтобы таких инцидентов не было.

Сама интеграция предполагает более высокий уровень ответственности властей, особенно российских властей, за то, что теперь происходит на территории интеграционного объединения. То есть, если в России будет кризис, ухудшение ситуации по коррупции, там будут какие-то волнения, то есть все эти тренды будут отражаться и на нас. Если же там будут улучшения, то, естественно, будут улучшения и на нашей территории. Но пока в России высокий уровень коррупции, и элита не отвечает заданным требованиям. Поэтому новая элита, новые кадры, которые смогут снизить уровень коррупции. И вот если этот процесс в России начнется, аналогичный процесс стартует и у нас.

И последний пункт по поводу интеграции - это наднациональные органы. Их будет три: евразийская экономическая комиссия, высший экономический суд и единый финансовый регулятор. Комиссия будет расположена в Москве. Высший суд будет расположен в Минске. Комиссия уже работает, а суд начнет работу с 1 января следующего года. Финансовый регулятор будет находиться в Алматы, но он начнет свою работу в 2025 году. А что собой представляет этот регулятор, пока не ясно, потому что его конструкция, полномочия, компетенция не описаны в договоре. И скорее всего, эти вопросы будут обсуждаться ближе к 2025 году, то есть в 2022-2024 годах. Я думаю, что правильнее было бы евразийскую экономическую комиссию разместить в Астане до 2025 года, пока не появится финансовый регулятор, а потом можно переносить в Москву. Раз уж наш президент является автором евразийской интеграции, то правильнее было бы евразийскую комиссию расположить в Астане, по крайней мере, в первые 10 лет работы евразийского союза.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?