417

Иракский котел

Фотография - Иракский котел

Из Ирака одна за другой поступают тревожные новости. Вооруженная группировка «Исламское государство в Ираке и Леванте» объявила о создании Халифата на части территорий Ирака и Сирии, находящихся под ее полным контролем и мировоззренческим влиянием. О том, что ситуация развивается по крайне взрывоопасному треку свидетельствует поддержка идей Халифата со стороны существенной числа иракских жителей, исповедующих ислам суннитского толка.

Данное обстоятельство, видимо, воодушевило полевых командиров сменить название своей организации на «Исламское государство», абсолютно четко подчеркивающее глобальные устремления боевиков. Это подтверждает также обращение Халифа и по совместительству лидера террористов Абу Бакр аль-Багдади к братьям по вере со всего мира объединиться вокруг идей «Исламского государства». Первыми на его обращение откликнулись сирийские радикалы из террористического фронта «Джебхат ан-Нусра», демонстративно присягнувшие на верность «Исламскому государству». Думается, что это далеко не последнее пополнение набирающей мощь новой структуры воинствующего ислама.

Фактически нынешние события могут означать то, что в регионе, и без того, раздираемом противоречиями, явно выражена угроза структурирования военно-политической организации, по масштабам своей деятельности и потенциалу способной превзойти все известные, включая «Талибан» и «Аль-Каиду».

Террористы удерживают наиболее крупные пограничные пункты на границе с Сирией и Иорданией. Кроме того, основанные на шариате законы «Исламского государства» установлены в ряде крупных городов и стратегически важных населенных пунктов. Окончательно пал под натиском исламистов второй по величине город Ирака – Мосул, имеющий статус нефтяной столицы государства.

Правительственные войска Ирака продолжают сдавать позиции. Ни о каком превосходстве с их стороны в людских ресурсах, вооружении и тяжелой технике речи пока быть не может. Более того власти вынуждены признать, что среди солдат и офицеров преобладают пораженческие настроения, усилившиеся после значительных потерь в боестолкновениях.

Последние рубежи центральной власти сосредоточены в Багдаде, где отдают себе отчет в том, что без внешней поддержки ориентиры Абу Бакр аль-Багдади, применительно к трансформации Ирака в «государство джихада» станут вполне достижимы.

Набирающий остроту кризис однозначно подтверждает, что американская доктрина «демократического переустройства» Ирака показала всю свою концептуальную несостоятельность, как впрочем, продемонстрировала шаткость позиций и низкий авторитет Нури аль-Малики, занявшего кресло премьера при прямой поддержке Вашингтона.

В настоящее время США судорожно ищут пути урегулирования конфликта, грозящего выйти за региональные рамки. Отказавшись от применения силы, администрация Обамы сосредоточилась на формировании нового правительства Ирака, которое, «будет представлять интересы всех иракцев». Этим в Белом Доме недвусмысленно намекают, что политический потенциал Нури аль-Малики, скорее всего, исчерпан. Именно он, а не дипломатия США, загнавшая ситуацию в тупик, будет нести ответственность  за очередной крах попытки экспорта либерализма в совершенно не подготовленную для этого разрозненную этно-социальную и религиозную среду.

Опасения Вашингтона за судьбу Ирака велики настолько, что, несмотря на колоссальные разногласия вокруг Украины, там посчитали возможным пойти на военно-политическое взаимодействие с Россией для решения общих задач, вытекающих из приоритетов срочной стабилизации обстановки. Известно, в частности, что Багдад закупил партию истребителей Су-25 и для обеспечения их боевых качеств в Ирак прибыли специалисты из России. Скорее всего, за этим последует расширение российского присутствия в этой стране. Американцы готовы уступить и здесь, лишь бы не допустить окончательного раскола Ирака, за которым последует лавинообразная дестабилизация всего Ближнего Востока и большой Центральной Азии.

На примере событий в Ираке мы видим, что впервые в практике международного террористического сообщества проявляются элементы борьбы за обладание энергетическими ресурсами. Расширение зон напряженности в Ираке, с его колоссальными запасами нефти, оцениваемыми в 150 млрд. баррелей или 9 процентов всех мировых объемов (России владеет 5,2 процентами)  – явно часть этой долгосрочной стратегии. Большинство разведанных бассейнов сосредоточено в районах, прилегающих к Персидскому заливу. В этой связи следует ожидать дальнейшее движение «Исламского государства» на Юг.

По мнению ведущих экспертов, процессы, происходящие в настоящее время в Ираке способны вызвать обострение обстановки в нефтедобывающих странах региона, что может самым негативным образом отразиться на конъюнктуре цен глобального рынка энергоресурсов.  Более того, если ситуация в Ираке продолжит усугубляться и конфликт выйдет на страновые рамки, аналитики прогнозируют существенные последствия для мировой экономики.

Очевидно, что крайне негативный сценарий начал развиваться после вывода в 2011 г. американских войск из Ирака. Этно-религиозные противоречия стали развиваться с невероятной быстротой при неспособности официального Багдада их купировать.

Для Казахстана пример Ирака имеет значение с самых разных точек зрения. Думается, прежде всего, необходимо быть готовым  к последствиям скорого свертывания миссии сил НАТО в Афганистане, откуда исходят многие современные угрозы и вызовы стабильности, как для Казахстана, так и Центральной Азии. О том, какова может быть их острота, убедительно свидетельствует иракский случай.

Не вызывает сомнений, что внешняя демилитаризация Афганистана обострит обстановку близи наших южных рубежей. Защита от проникновения  извне исламского радикализма станет еще более актуальной. В интересах Казахстана усиливать активную роль, в части, касающейся создания международной коалиции гарантов политико-экономической стабильности Афганистана при непосредственном участии России, ЕС и США.

Загрузка...