353

Украина: перспективы перемирия (видео)

И Казахстан, и Украина, по сути, пока еще входят в разные регионы. Поэтому украинский конфликт нас непосредственно не затрагивает.
Фотография - Украина: перспективы перемирия (видео)

Профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев специально для Today.kz.

В прошлый раз мы говорили о ситуации на Украине. Эта проблема остается важной до настоящего момента. Естественно, один из ключевых вопросов, касающихся этой ситуации на данный момент, это вопрос о том, насколько стабильно будет перемирие и стабильны вообще договоренности, достигнутые 5 сентября, и, наверное, перспективный взгляд на эту же проблему - возможно ли перемирие на Украине в принципе, какие последствия ожидают эту страну, исходя из тех договоренностей, которые были достигнуты 5 сентября. Если мы рассматриваем эту проблему, то перемирие, безусловно, может дать результат, и оно может быть стабильно. Однако в данном случае необходимо фиксировать то, какие позиции будут занимать заинтересованные страны.

Традиционно считается, что проблема вокруг Украины имеет два вектора освещения. Один из них - западный вектор, когда западные страны считают конфликт исключительно региональным. Они уверены, что никакие внешние державы, за исключением России, в данном конфликте не заинтересованы. Соответственно, если Россия не будет вмешиваться в данный конфликт, он приобретет формат локального, и проблема будет состоять только в том, насколько конфликтующие стороны смогут договориться между собой.

Второй вектор осмысления – это российский. Это вектор, направленный на то, что конфликт является глобальным, и он отражает в себе некоторое глобальное противостояние между абстрактным Западом и Россией. Этот конфликт направлен на снижение статуса России в мире, на недопущение усиления российского влияния на какие-то мировые проблемы. От того, какой вектор мы выбираем для осмысления, зависит то, насколько оптимистично или пессимистично мы будем относиться к возможности разрешения конфликта.

Второй аспект, который здесь надо отметить – это, безусловно, как я уже сказал, насколько стороны, вовлеченные в конфликт, будут заинтересованы в разрешении проблемы. В данном случае, мне кажется, имеет смысл фиксировать как минимум три уровня такого анализа. Первый из них – глобальный: насколько готовы крупные игроки (Россия, страны Запада, Соединенные Штаты Америки) к выходу из конфликта, к отказу от войны, санкций, к возврату к той ситуации, которая была на конец 2013 года. Насколько можно судить по развивающимся событиям в последние дни, отказ от войны и санкций в ближайшее время маловероятен. Например, санкции, которые Россия вводит относительно стран Запада, имеют четко обозначенную глубину в один год. Поэтому, видимо, этот глобальный уровень противостояния будет сохраняться.

Второй уровень – это уровень, естественно, региональный, то есть, насколько взаимодействие между Россией и Украиной может нормализоваться в ближайшее время. В данном случае мы, опять-таки, имеем достаточно серьезные проблемы. Дело в том, что противостояние России и Украины не сводится только к вопросу так называемой Малороссии. Это противостояние включает в себя и проблему Крыма. И однозначно, что вопрос Крыма будет оставаться долгосрочным, поскольку крайне сложно сейчас предполагать, что Россия откажется от Крыма. Такие действия, как изменение территориальных границ держав глобального уровня, не делаются на краткосрочную перспективу. Однозначно это противостояние будет сохраняться. Также крайне сложно предположить, что Украина признает потерю ключевой части своей территории, одной из важнейших частей - Крымский полуостров. Соответственно, это региональное противостояние будет сохраняться. И вполне реально предполагать, что Украина будет продолжать оказывать давление как минимум на политическом уровне, чтобы санкции, наложенные на Россию на настоящий момент, сохранялись.

И, наконец, внутренний уровень - по большому счету ключевой. Потому что именно внутренний уровень проблемы указывает на то, почему возник конфликт, почему начались события, которые мы можем обозначить сейчас, по сути, как гражданскую войну - чтобы отвлечься от разных идеологических оценок, уйти от вмешательства, от риторики, не использовать термин «фашисты», «оккупанты» и так далее. Гражданская война... Естественно, под таким конфликтом всегда есть внутренние основания, и они всегда являются главными. Наверное, наиболее красиво эту проблему обозначил российский политтехнолог Минченко. Он сказал, что проблема состоит в том, что в 2010-е годы на Украине сложилась ситуация, когда ресурсы, которыми обладала олигархическая власть, стали ограниченными. Естественно, украинские олигархи встали перед проблемой: либо переложить бремя на население, либо сократить количество олигархов. Как считает Минченко, нынешним руководством был выбран именно второй вариант, то есть бремя экономических проблем переложено на население. Очевидно, что это олигархическое противостояние будет иметь достаточно серьезную глубину. Это хорошо видно, например, по самому формату соглашений, достигнутых в Минске – то есть подписантом с украинской стороны выступил Кучма, который, по большому счету, официальным лицом не является. Лица, реально вовлеченные в конфликт, дистанцировались от соглашения и имеют определенные основания для того, чтобы выйти из этого соглашения. Если мы перейдем на технический уровень, мы видим, что однозначно сказать, что мирное соглашение будет долгосрочным, к сожалению, не можем.

Наблюдатели отмечают, что все-таки идет передислокация, переформатирование расположения воинских частей, идет, по большому счету, подготовка к новому всплеску конфликта. Безусловно, это неоднозначное решение, все-таки те технические соглашения, которые были достигнуты (например, обмен военнопленными), выполняются. Хотя понятно, что само понятие «военнопленный» в данном случае спорное, так как не определены ни численность этих военнопленных, ни их юридический статус, и поэтому здесь могут возникать какие-то конфликты. Но, тем не менее, легкое замедление конфликта зафиксировано.

Интерес Казахстана достаточно любопытно анализировать. И здесь, наверное, фундаментальная позиция состоит в том, что современный мир регионализирован. И Казахстан, и Украина, по сути, пока еще входят в разные регионы. Поэтому украинский конфликт нас непосредственно не затрагивает. Более того, непосредственно Казахстан вряд ли будет затрагивать то, какая дальнейшая регионализация будет происходить у Украины, будь то европейский вектор либо евразийский. Безусловно, в идеологическом плане и в какой-то степени в экономическом плане мы были бы заинтересованы в том, чтобы Украина все-таки придерживалась евразийского вектора. Но, по большому счету, фундаментальной разницы для Казахстана в данном случае нет. Я думаю, Казахстан имеет гораздо большую заинтересованность в том, чтобы Украина сохранялась как целостное государство, а конфликт на Украине был разрешен как можно быстрее и как можно более эффективными методами. Причем теми методами, которые будут обеспечивать долгосрочную стабилизацию Украины как государства. Обозначу еще другой аспект: нам важно не то, что происходит на Украине и вокруг этой страны, а то, что это создает определенный прецедент, который может переноситься на остальные страны постсоветского пространства. То есть прецедент какой? Что вообще факт гражданской войны? Факт потери территории. Причем здесь, наверное, важно не то, что участником этого конфликта выступает Россия, а то, что это действительно затрагивает постсоветское пространство и те идеологические основания, на которых строилось это постсоветское пространство - целостность территории, нерушимость границ, определенность собственности, распределение собственности. Они меняются.

Если мы переносим эту ситуацию на Центральную Азию, то у нас гарантами такой стабильности, по сути дела, остаются только два лидера – это Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов. Но очевидно, что, например, для Узбекистана этот переход уже обозначился, и мы не можем сказать, какую идеологическую позицию будет занимать новое руководство Узбекистана. Соответственно, если новое руководство будет принимать новую идеологию, то есть идеологию возможности изменения границ, возможности фрагментации государств постсоветского пространства, то это будет создавать для Казахстана серьезные проблемы. Поэтому мне кажется, что для Казахстана важен вопрос именно прецедента и, соответственно, как можно более быстрого и более эффективного выхода из украинского кризиса.

Загрузка...