Реальна ли китайская экспансия в Казахстане? (видео)

Фотография - Реальна ли китайская экспансия в Казахстане? (видео)

Факт, что китайская миграция расширяется и становится более качественной, скрытой, мы должны признать.

982 0

Доктор политических наук, профессор Светлана Кожирова специально для Today.kz

В последние годы в научном пространстве Казахстана возникает множество споров и дискуссий по поводу китайской миграции. Многие публикации пытаются доказать, что эта миграция - целенаправленная политика китайского правительства, что за китайской миграцией стоит государство. Но, к сожалению, доступные нам источники опровергают эти факты. Возможно, есть какие-то предположения, но научно доказать это невозможно. Но что же такое китайская миграция на территории Казахстана? Этот вопрос уже несколько лет беспокоит всех. В 2004-2008 годах мы попытались сделать социологический анализ, опросить китайцев, чтобы сделать портрет китайского мигранта в Казахстане. Нами было опрошено около 500 человек.

Результаты опроса показывают интересные детали. Во-первых, китайская миграция пережила в своем становлении несколько этапов. Первый этап – торговая миграция, когда в Казахстане сформировалось китайское торговое меньшинство. Второй этап – уже более качественный, когда в страну стали приезжать бизнесмены, люди, имеющие деньги для открытия собственного дела. И третий этап начал формироваться с середины 2000-х годов. Это была уже качественная китайская миграция, представленная инженерами, обслуживающими китайские предприятия, бизнесменами, банкирами. Нам удалось опросить представителей и этого круга.

Но почему же небольшая, по своей сути, китайская миграция вызывает очень много споров и опасений? С чем это связано? Конечно, мы понимаем, что это связано с политикой Китая, его диаспоральной политикой. В Казахстане еще не сформировалась китайская диаспора, даже не сформировались анклавы, по результатам опросов все группировки очень разрозненные. Есть Гуанчжоуская группировка, которая занимается поставкой овощей и фруктов в Казахстан и вообще в Центральную Азию. Есть Нантуньская группа, которая считается традиционно строительной. Есть Аньхойская, кстати, в Астане очень много выходцев из провинции Аньхой.

Мы должны заметить очень важный фактор. В анкетах был пункт: "Хотите ли Вы остаться в Казахстане?". Никто не ответил положительно. Территория Казахстана рассматривалась ими как транзитная или как временная. У нас не было мигрантов, которые проживали более пяти лет. У них не было группы, это были несколько человек. В основном, китайская миграция в Казахстан – это маятниковая миграция. Они приезжают на три года, уезжают, их место занимают другие. Но именно с конца 90-х годов стали появляться китайские мигранты, которые уже владели очень хорошо русским языком, которые пытались организовать своих земляков, которые находили связи в правоохранительных органах, которые уже пытались сами завозить рабочую силу. И вот этот этап миграции уже вышел из-под контроля. Именно тогда, в конце 90-х - начале 2000-х годов, возникли опасения, что надвигается китайская экспансия, их становится достаточно много. Этот этап быстро прошел, и китайская миграция стала более сконцентрированной в определенных местах – это строительство, торговля. Потом, в 2007-2008 годах, из Китая стали приезжать мигранты другого качества. Китайская миграция изменила свой качественный состав. Появились мигранты образованные - банкиры, инженеры. Но мы всегда должны учитывать тот фактор, что эта миграция временная. Многие исследователи считали, что в Казахстане складывается место компактного проживания китайцев, появляются свои гостиницы, свои рестораны, что они пытаются обособиться. Но, к сожалению, эти предположения в ходе исследований оказались недостаточно выверенными. Поэтому трудно сказать, что в их среде есть единая политика, единые цели создать что-то типа диаспорального объединения. К тому же краткосрочная, маятниковая миграция за три года приводит к тому, что мигранты меняются - за три года не могут возникнуть никакие связи.

Но, тем не менее, почему же возникает очень много споров и дискуссий? В чем опасность китайской миграции? Российские исследователи считают, что китайские мигранты обслуживают товарные потоки, которые движутся в Центральную Азию и в Россию, и мигранты нужны, чтобы заниматься торговлей и продвигать китайский товар. Другие исследователи считают, что это второстепенная задача. Первая цель – это осваивать территорию и где-то определенно оседать. Официальных данных о том, что у нас много браков заключено с китайцами, что есть уже много китайцев, которые живут уже более пяти лет, имеют вид на жительство, у меня, к сожалению, нет, поэтому мне трудно делать какой-то вывод и прогноз. Но тот факт, что китайская миграция расширяется и становится более качественной, скрытой, мы должны признать.

Конечно же, по мере расширения китайского присутствия в Казахстане миграционный аспект тоже будет расширяться. Живя в эпоху глобализации, избежать этого миграционного тренда мы никак не можем. Вопрос заключается в том, какова цель этих мигрантов, все ли они хотят уехать? Какие цели они все-таки преследуют? Проводя в два этапа наши исследования (первый этап был, я уже сказала, в 2004-2008 годах), мы хотели проследить динамику. Сейчас мы занимаемся современным исследованием китайской миграции. И, конечно, я хочу отметить, что нынешняя китайская миграция совершенно другая, но в своей сути она несет ту же характеристику – краткосрочная и маятниковая. Нет тех, кто хотел бы у нас остаться. Но, тем не менее, те китайцы, которые уже остались, которые смогли наладить определенный бизнес, их достаточно много. Как они смогли все-таки прижиться и представляют ли они для нас угрозу? Именно этот вопрос всегда становится дискуссионным: бояться ли китайских мигрантов или не бояться? Здесь ответ однозначен: это не та миграция, которая надолго. Это не та классическая миграция, где получают какие-то льготы, деньги. Это временная миграция, и этим все уже сказано. В любой момент правоохранительные органы могут ее приостановить, и говорить о том, что это опасность для Казахстана, на сегодняшний день нет смысла. Знаю, что мне многие могут возразить, но я делаю свои выводы, опираясь на результаты исследования.

Вы должны были заметить, что в последние годы уже не так остры выступления против китайской миграции. Мы не можем выступать против нее, подписывая в то же время договоры о стратегическом сотрудничестве. Должна быть логика и в действиях государства, и в научных исследованиях. Китайская миграция должна быть контролируема, должна исследоваться, но использовать ее в геополитических целях глубоко ненаучно и неполитично. Китайская диаспоральность уже стала феноменом в исследовании демографических процессов, и не столько миграция как таковая, сколько диаспоральная политика китайского правительства. Вот в этом и заключается вопрос. Но так как в Казахстане еще не сложилось диаспоры, мы говорим о торговом меньшинстве, об этническом анклаве. Возможно, все это у нас впереди, и мы должны быть просто готовы к этому.

Конечно, интерес к китайской миграции подогревает отсутствие достоверных цифр. Одно время в Казахстане фигурировала цифра - 300 тысяч человек-мигрантов. Потом она спустилась до 150 тысяч. Официальная статистика нам всегда дает: китайская ханьская миграция - не более 600 человек. Конечно, мы считаем, что это тоже наверняка заниженная цифра, но, тем не менее, подходя к анализу китайской миграции, мы должны быть взвешенны, не поддаваться эмоциям и понимать, что этот процесс будет. Раз идет процесс глобализации, трудовой миграции, китайская миграция будет расширяться, и наша задача состоит в том, чтобы ее исследовать, контролировать и делать определенные рекомендации нашим правоохранительным органам.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?