«Талибан», ИДУ, ИГИЛ и другие: из истории движений и частной жизни лидеров…

Фотография - «Талибан», ИДУ, ИГИЛ и другие: из истории движений и частной жизни лидеров…

Специалисты соревнуются в описании различных сценариев наступления исламистских группировок.

609 0

Ученый-востоковед, публицист, кинодокументалист Александр Князев специально для Today.kz.

В начале сентября одна из афганских группировок, действующих под общим брендом «Талибан»,заявила о готовности присоединиться к «Исламскому халифату» («Исламскому государству Ирака и Леванта», упоминается чаще аббревиатурой ИГИЛ), который действует в Ираке и Сирии и посредством умело используемых медийных технологий создал себе облик некоего общемирового зла.

Оговорка «одна из»- не случайна, «талибы» давно уже не являются чем-то централизованно управляемым. Единым движением они были давно, в 1994-1999 годах, уже к 2000-му распались на ряд региональных формирований. А уж после и вовсе стали просто неким собирательным образом для нескольких десятков афганских антиправительственных группировок, эксплуатирующих застолбленный в СМИ и общественном сознании образ. Можно выделить более пятидесяти категорий этих формирований, отличающихся, прежде всего, по мотивации их деятельности, по внешним кураторам, определяющим и источники финансирования. Есть, скажем, отряды с преимущественно пуштунским, то есть афганским по происхождению, составом, но связанные при этом с иностранными и международными организациями и получающие оттуда и указания, и финансирование. Есть и пуштунские по составу отряды и группировки, воюющие по причинам внутриафганского характера, но финансируемые также из-за рубежа, как правило, через клерикальные и военные круги и спецслужбы Пакистана, Саудовской Аравии, Катара. Но есть и отряды, воюющие по причинам внутриафганского характера, имеющие мощную социальную базу в местах своей активности, финансируемые преимущественно за счет доходов от наркопроизводства и из других местных источников. Эта классификация может быть продолжена.

Но интересна она в странах Центральной Азии,может быть, скорее,как предмет изучения для специалистов. Талибы не несут и никогда не несли военной угрозы странам Центральной Азии или России. Это в первую очередь этническое движение, и у них не может быть поддержки на этнически чуждой им территории к северу от Амударьи. Талибы - это пуштуны, а само движение в своей основе имеет мощный националистический компонент. Радикально-религиозный элемент в мотивации их деятельности стоит далеко не на первом месте. Их появление на территории Таджикистана или Узбекистана - вторжение на идеологически и ментально чуждую для них территорию. Сила талибов - в поддержке населения пуштунских регионов и в использовании асимметричных способов ведения войны. Это партизанское движение, которое сильно в своих родных местах, а на чужой территории обречено на поражение. Ретроспективно можно еще отметить, что большинство военных успехов «Талибана» на территории собственно Афганистана до 2001 года всегда обеспечивалось только за счет прямой военной поддержки регулярных вооруженных сил Пакистана.

Другое дело - действующие на афганской территории интернациональные по своему составу отряды, включающие (иногда в большинстве) неграждан Афганистана, лиц неафганского происхождения. Это арабы, пакистанцы, индонезийцы и малазийцы, выходцы из Бангладеш, чеченцы, уйгуры, узбеки, таджики, киргизы или казахи… Они управляются и финансируются неафганскими, а имеющими либо пакистанское, либо арабское или транснациональное происхождение радикалистскими структурами. Эта категория террористических группировок чаще всего имеет устойчивые связи со спецслужбами Пакистана, некоторых арабских стран, США, Великобритании. Наиболее известным среди них является, безусловно, Исламское движение Узбекистана (ИДУ).

26 сентября (в русскоязычном информационном пространстве) лидер ИДУ УсмонГози, в свою очередь, заявил о намерении движения объединиться с вышеупомянутым «Исламским халифатом». В заявлении, которое в оригинале датируется 17 Зуль-Кайда 1435 года (соответствует 12 сентября 2014), говорится, в частности: «От имени всех и каждого члена нашего Исламского движения я при этом объявляю всему миру, что мы присоединяемся к «Исламскому халифату»- что это обязанность всех нас в исламе - в этой продолжающейся войне между исламом и неверием. Исламское движение Узбекистана воспринимает поддержку этого молодого исламского государства как свои обязательства и ответственность в вере… Кроме того, я призываю другие джамааты джихада, осуществляющие свою деятельность на землях Ирака и Шама- в частности, муджахедов из «Джубхат ан-Нусра» и «Ансарул-Ислама»- оставить в стороне свои разногласия, объединившись за честь Ислама и мусульман и быть на стороне исламского Государства против этого союза куфра из разных стран».

Большое обилие комментариев в СМИ по этому поводу создает ощущение формирования некой тотальной по масштабам угрозы уровня мировой войны, не менее. Насколько же медийные представления соответствуют реалиям?

Исламское движение Узбекистана и его история достаточно известны, присутствие в названии топонима «Узбекистан» уже давно не означает его привязки к конкретной стране - территорию собственно Узбекистана основатели и первые участники ИДУ покинули еще в далеких 1990-х, о каких-либо их действиях в республике с тех пор неизвестно. Дислоцируясь на территории Афганистана и пакистанского Вазиристана, они изредка напоминали о себе - локальными действиями в киргизском Баткене в 1999 и 2000 годах, на афганской территории.

9 июня нынешнего года десять боевиков, принявших участие в нападении на аэропорт пакистанского Карачи, напомнили о том, что ИДУ остается «в джихаде», за этой акцией четко просматривалось желание обозначить жизнеспособность ИДУ. В реальности же группировка состоит сейчас из нескольких сотен боевиков (по минимальным оценкам - 250-300 человек, по самым максимальным данным - до 3000), многие из них содержат семьи (что требует финансовых и материальных возможностей, сдерживает мобильность действий), отсутствуют современные виды вооружения, обмундирования, медикаментов. Основным источником текущего финансирования является сопровождение караванов с наркотиками и тривиальный рэкет в неконтролируемых властями приграничных районах Пакистана и Афганистана.

Для оценки сегодняшнего состояния ИДУ важное значение имеют и опубликованные 20 октября иранским информационным агентством FARS некоторые детали биографии «амира» движения, Усмона Гози. Его реальное имя -Абдуносир Шукурович Валиев, родился он в 1970 году в Ташкенте. Участвовал в деятельности религиозно-экстремистской партии «Хизбут-Тахрир». После террористических актов в Ташкенте, связанных с покушением на президента РУз в феврале 1999 года, Валиев был арестован, но при загадочных обстоятельствах сумел сбежать.

«Его отвезли для проведения следственных мероприятий на квартиру, где хранилось много литературы партии «Хизбут-Тахрир». Во время следственных мероприятий Валиеву удалось бежать, несмотря не только на охрану около 50 человек спецназа МВД, но и сотрудников узбекских спецслужб», - приводит слова своего источника иранское агентство.

В ИДУ Усмон Гози появляется в 2001 году, после чего с движением происходят странные вещи. В 2001 же году был уничтожен главный лидер-харизматик движения, знаменитый Джума Намангани, в 2002 году в рядах ИДУ возникает «мухолифат», внутренняя оппозиция, в итоге движение раскололось на несколько частей. В 2010 году убит еще один «отец-основатель», Тахир Юлдаш, в 2013-м - новый лидер, Одил Усмон. Убийства всех лидеров происходили при очевидной поддержке кого-то из их окружения. По версии экспертов агентства Fars, Усмон Гози был в 1999 году завербован спецслужбами Узбекистана с целью последовательного развала непримиримой оппозиции, ассоциировавшейся в Ташкенте с ИДУ. Косвенные сомнения вызывает и такой, например, факт, что уже после предполагаемого побега Валиева из-под стражи его жена Сурайе спокойно выезжала из РУз, несколько лет жила в Казахстане, снова вернулась в Узбекистан и без проблем живет в Ташкенте.

Усмон Гози и спецслужбы Узбекистана - это, вероятно, тема для размышлений в рядах других террористических группировок, включая и ИГИЛ, к союзу с которым устремлен лидер ИДУ. В первом приближении важным представляется другое.

Прогнозы об атаках «Исламского халифата», да еще и в альянсе с «Талибаном» и ИДУ, на страны Центральной Азии и Россию, сегодня почти апокалиптически наполняют русскоязычное экспертное пространство. Специалисты соревнуются в описании различных сценариев наступления исламистских группировок, основу которых составят выходцы из стран СНГ. Осталось только понять, насколько медийный образ ИГИЛ соответствует этим прогнозам, как и в случае с ИДУ. Но это уже совсем отдельная тема.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?