2119

Каспий – фактор раздела (видео)

Мы, эксперты, не ждем, что произойдет какой-то промышленный рывок в отношении Кашагана.
Фотография - Каспий – фактор раздела (видео)

Старший аналитик агентства по исследованию рентабельности инвестиций Мурат Абулгазин специально для Today.kz.

Каспийское море – большой и давний вопрос, который возник в международных отношениях еще в советские времена. Тем не менее, этот вопрос не обострялся до тех пор, пока не распался Советский Союз. После распада СССР вокруг Каспия образовалось несколько независимых государств. Тогда встал вопрос о статусе Каспийского моря.

Чтобы понять, что собой представляет Каспийское море, достаточно взглянуть на карту. Можно увидеть, что Каспийское море объединяет регионы разных цивилизаций, разных культур. Поэтому с древних времен оно имело геостратегическое значение. Еще до нашей эры руководители империй всегда направляли в сторону Каспия так называемых военных исследователей, чтобы они изучали территорию с точки зрения захвата земель. Позже, где-то к концу первого тысячелетия - начала второго тысячелетия, в арабских, турецких и китайских источниках появились конкретные данные о Каспии. Где-то в семнадцатом веке впервые появились данные о наличии горящей черной жидкости. А во времена Петра I уже начали добывать нефть в районе Апшерона.

В восемнадцатом-девятнадцатом веке началась промышленная добыча. Этим занимались известные братья Нобели, братья Ротшильды. Это было в районе Баку, Грозного и в районе Эмбы, на нашей территории, в казахской степи. Надо вспомнить, что в той же Российской империи Каспий получил очень большое значение. Где-то к 1911 году официально было признано, что российская экономика на 50% держится за счет нефти. Россия заняла второе место по добыче нефти. Стоит отметить, что добычу вели иностранные компании, а не государственные.

В то же время появились малоизвестные на тот момент компании, такие как, к примеру, Dutch Shell. Революция 1917 года все изменила. С этого времени вокруг Каспия образовалась тишина. Союз имел хорошие отношения с Ираном и не позволял никому приближаться к Каспию. Советский Союз охранял свои интересы. Но, опять же, советское правительство занималось нефтью только в южной части Каспия. Северную и среднюю часть практически не трогали. И только в 70-х годах, когда во всем мире происходили кризисные процессы, встал вопрос о поиске новых источников нефти. Тогда геологи, ученые, вспомнили про Северный Каспий, что там должна быть нефть.

Были проведены большие геологические исследования в среднем Каспии, проводились определенные исследования в Северном Каспии, но больше поверхностные. В это время уже обозначился интерес западных компаний. Но, опять же, советское правительство не подпускало к нему никого близко, хотя информация просачивалась. В конце концов, начало 1981 года ознаменовалось падением добычи нефти в Советском Союзе, и тогда было принято решение начать мощные разработки. В 1985 году одна из таких разработок закончилась печально – произошла страшная авария на Тенгизе, в течение года, даже больше, пылал пожар. Примерно в 1988 году была приглашена компания «Шеврон». В это время советские геологи, насколько мне известно, начали проводить изучение Северного Каспия. В 1991 году, несмотря на то, что стоял запрет на какие-либо работы, советские геологи получили разрешение на проведение серьезных исследований. Им удалось установить, что в Каспийском море есть большие запасы нефти.

После распада СССР, не успели прикаспийские государства получить независимость, как на месторождениях, буквально в течение года – полутора, появились иностранные компании. Это действительно интересный момент. 92-93 годы были временем, когда на Каспии стремительно появлялись иностранные компании, в первую очередь американские и европейские. Естественно, заинтересованность западных компаний в поиске и добыче нефти на чужой территории была всегда. С этим связана, в принципе, вся современная политика Запада.

До конца 90-х годов с новыми прикаспийскими независимыми государствами европейские страны во главе с США заключали множество всяких соглашений. Можно сказать, что все они оказались, несправедливыми, где-то даже кабальными. Это известное СРП – соглашение о разделе продукции. Кстати, во многих странах в результате дебатов, выступлений, усилий эти соглашения были аннулированы. У нас, видимо, время еще не подошло. В принципе, я знаю, что принимаются различные меры, чтобы, в конце концов, отойти от этого СРП. В тот момент, и президент говорил, и специалисты об этом говорят, нам деваться было некуда. Стране нужны были средства, валюта.

Запад – это не благотворительная организация, как многие думают. Они просто так ничего не делают. Подобная форма для них отработанный вариант, апробированный во многих странах. И таким образом, к концу 90-х годов на всем побережье Каспия работали западные компании. Стремительное появление и работа иностранных компаний на этих месторождениях оправданны, как с коммерческой стороны, так и с экономической. Западные компании оправдывают и политическую сторону, потому что одна из задач геостратегии США, которая обозначилась именно после распада СССР – это контроль над мировыми природными ресурсами, прежде всего нефтегазовыми. Так получилось, что Каспий – это нефтяная кладовая. И она оказалась под контролем Запада, прежде всего США.

Отношение к Кашагану, где также с 1993 года появились иностранные компании, и в 1997 году был создан северокаспийский консорциум, вызывает вопросы. Надо признать, что выход в 2003 году British gas из консорциума, а в 2012 году - ConocoPhillips, оправдан. Это объясняется финансовыми проблемами, хотя есть подозрения, что здесь не столько финансовые, сколько комплекс других проблем. Финансовый кризис прошел, и многие страны, компании решили после 1998 года сконцентрировать свои средства на более надежных месторождениях. Это вполне понятно. Однако есть подозрения, что все не так-то просто. Да, трудно добывать нефть на Каспии, да, природно-климатические условия сложные. Но я думаю, что западные компании не заинтересованы были в открытии промышленной добычи Кашагана, вот в чем проблема. Ибо это, скорее всего, ударит по интересам самих западных компаний. Я еще раз повторю, на мировом рынке нефти и газа балом правят американские и их союзные европейские компании. Поэтому, особенно в условиях сланцевой революции, это невыгодно. Здесь виден умысел затягивания периода добычи.

Вторая возможная проблема – геополитическая. Незаинтересованность появления на Каспии, российских, китайских компаний. Китайские компании давно предлагали свои услуги. В 2003 году, когда British gas вышел, предлагали, но консорциум категорически отказывался. В 2012 году китайцы предложили свои деньги. Консорциум был против, но благодаря политическому маневру Казахстана китайцы получили свою долю. Это нормально и очень правильно. Сколько раз меня спрашивали про китайские компании вообще, я всегда говорил: китайские компании и сам Китай – это реальный инвестор. Все это понимают. А нам нужны реальные инвесторы. И дело здесь не в китайцах и в индусах. Нам нужны реальные и более близкие инвесторы. Близкие нам. Для нас Китай – это соседнее государство. Оно находится не за океаном. Это раз. Во-вторых, на самом деле нам нужно разрабатывать месторождения и получать нефть. Поэтому, когда компании блокируют и не позволяют нам пользоваться нашими богатствами в полной мере, опять же, в своих интересах, ради сланцевой нефти, мы должны что-то делать. А что мы можем противопоставить? Только пригласить других инвесторов. Это и есть диверсификация отношений и соблюдение баланса сил.

В 90-х годах Казахстан сумел пригласить в Карачаганак и в другие крупные проекты российские компании. И китайцев пригласили. Произошла своего рода балансировка сил. Когда говорят, что много китайцам отдали, это неправда. Больше всего нашу нефть контролируют западные компании. А почему так происходит? Я считаю, надо признать, что идет своеобразная информационная война, или просто пропаганда, запугивание. Думаю, что это все связано с Европой. В данный момент, когда китайцы получили свою долю, все вроде хорошо. Не заинтересован Запад в работе Кашагана. И то, что произошла авария, потом другая, третья - это было очень ожидаемо. Вдруг обнаруживается, что трубы негодные, что они за это время заржавели, провалились в трещину. Все это вполне может быть, но почему-то все равно возникают вопросы. В данном случае Запад, особенно США, Каспий рассматривают не как кладовую, а как геополитический фактор, с помощью которого можно решить много вопросов.

Стоит отметить, что США «каспийским пугалом» махали перед лицом стран Персидского залива. Это делалось для того, чтобы они были более сговорчивы и меньше показывали свои амбиции. Ведь страны Персидского залива осмелели после распада Союза, потому что они помогали развалу СССР. Это знаменитый нефтяной сговор 80-х годов. Кстати, есть подозрения, что сейчас происходит то же самое. Правда, сейчас говорят, что, может, даже Саудовская Аравия самостоятельно действует в связи с тем, что ей не нравятся результаты сланцевой революции США. На фоне возникших войн в Афганистане, Ираке, революций в Египте, Сирии, Ливии. Все эти события подняли значение Каспия. И даже сейчас это значение держится.

Но, тем не менее, мы, эксперты, не ждем, что произойдет какой-то промышленный рывок в отношении Кашагана. Ибо ситуация в мире с точки зрения экономики, с точки зрения финансов на сегодня довольно сложная. Идет война геополитических центров. И я так думаю, что каспийский фактор больше всего используется и продолжает использоваться Западом как регион или фактор евразийского раздела, разобщения культурного, политического постсоветского пространства.

Загрузка...