«Мягкая сила» как метод воздействия на НПО (видео)

Фотография - «Мягкая сила» как метод воздействия на НПО (видео)

Казахстану нужно создавать достаточно эффективное правовое и финансовое пространство для деятельности существующих НПО.

634 0

Профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев специально для Today.kz.

Вопрос НПО, их работы, финансирования, в принципе, всегда являлся достаточно актуальным для любого государства. Но особую актуальность этот вопрос приобрел в середине 2000-х годов, когда ряд НПО либо самостоятельно заявили об этом, либо их стали приписывать к таким событиям, которые получили название «цветные революции». Широко известна информация, что, например, фонд Сороса говорил о своем участии в подготовке волны демократизации в Грузии. И фонд Сороса брал на себя финансирование грузинского руководства, мотивируя это тем, что такое дополнительное финансирование, выделение своего рода стипендий или зарплат грузинским чиновникам будет снижать коррупционную составляющую. Достаточно широко обсуждался вопрос причастности неправительственных, особенно неправительственных международных организаций, к событиям в Киргизии в 2005 году. Затем к событиям на Украине, как к последним, так и к первой украинской «оранжевой» революции, которая и породила волну трансформации власти на Украине. И, соответственно, ставится достаточно важный вопрос о том, насколько неправительственные организации выгодны или целесообразны для тех или иных государств. Вопрос действительно важный, потому что, как я уже сказал, с деятельностью ряда неправительственных организаций связывается так называемый процесс десуверенизации, когда деятельность таких организаций сужает суверенное пространство государств. И в этом ключе в ряде государств принимаются достаточно жесткие решения. Например, известен российский комплекс законодательств, который привел к тому, что и международные НПО, и российские, получающие финансирование из-за рубежа, получили название «агентов», их деятельность достаточно жестко контролируется и ограничивается.

В связи с этим возникает вопрос, а как должна складываться ситуация в Казахстане? Как должны складываться соответствующие взаимоотношения Казахстана с неправительственными организациями? Здесь мне представляются важными следующие исходные позиции: прежде всего, важно понимать, что ни одно государство в мире не может решить всех задач, которые возникают на суверенной территории. Если мы выстраиваем такую систему, когда государство пытается решить все задачи, мы просто-напросто попадаем в зону тоталитарного давления. И это первый момент. Второй момент – очень важный – в том, что такое влияние, как показывает опыт, будет неэффективно. В данном случае действует элементарный закон: любое государство всегда имеет ограниченные ресурсы. Эти ресурсы ограничены как в финансовом плане, так и в человеческом, во временном плане и прочем. Соответственно, в любом государстве, в любой стране остаются зоны, где необходимо предпринимать какие-то действия, но государственная структура эти действия предпринимать и не может, и не должна. Например, действия по содействию определенным слоям социально незащищенного населения. Безусловно, здесь есть сфера ответственности государства, но есть и сфера деятельности неправительственных структур. Потому что именно неправительственные структуры в этой сфере могут фиксировать имеющиеся проблемы на низовом, техническом уровне. Например, наличие или отсутствие в каком-то здании пандуса, эффективность, удобство этого пандуса. Безусловно, этот дополнительный контроль, ресурсы в данном случае будут гораздо эффективнее, чем попытка построения государственной вертикали власти. В этом плане неправительственные организации для любого государства являются необходимостью и в том числе и для Казахстана. Но, в то же время, необходимо понимать, что неправительственные организации – это не зона тотального отсутствия контроля. Безусловно, неправительственные организации используют финансовые средства и, соответственно, несут ответственность за отчетность. Это должна быть и налоговая и отчетность по целесообразности и целенаправленности используемых средств. Использование средств должно осуществляться в соответствии с действующим уставом. И, соответственно, в этой зоне контроль над неправительственными организациями должен происходить. Безусловно, ряд неправительственных организаций, особенно международных, выступает важным элементом так называемой «мягкой силы». Поскольку они проводят в той или иной степени интересы своей «материнской» страны. Очевидно, что такие структуры, как тот же самый фонд Сороса – он продвигает интересы некоего абстрактного Запада, и в этом плане он выступает элементом «мягкой силы». Но это не значит, что этот фонд нам не нужен. Это означает, что мы должны понимать, что он выступает элементом «мягкой силы». И если мы исходим из такого понимания, то наша модель реагирования на деятельность НПО, на взаимодействие государства с ними должна строиться не столько на запретах и жестких ограничениях, как мы, например, видим в России, сколько, с одной стороны, на выработке партнерских взаимоотношений, с другой стороны,  на разработке своей модели создания и поддержки неправительственных организаций.

Что мы имеем в виду, говоря о разработке модели взаимодействия с неправительственными организациями? Это значит, что государство действительно должно создавать достаточно эффективное правовое и финансовое пространство для деятельности существующих неправительственных организаций. В Казахстане имеется достаточно солидная правовая база для работы НПО. По большому счету эта база создавалась практически с обретения Казахстаном независимости. Первый закон о неправительственных организациях даже именуется как закон Казахской ССР. Это законодательство проходило трансформации. В 90-е годы эта база фиксировала достаточно серьезную отстраненность государства от неправительственных организаций. Законодательно было зафиксировано, что неправительственные организации не могут финансироваться государством. В начале 2000-х годов эта ситуация начинает меняться. В 2005 году принимается закон о социальном заказе. В 2007 году вносятся поправки в конституцию, которые позволяют государству финансировать неправительственные организации. Эта динамика уже демонстрирует, что интерес у государства к взаимодействию с неправительственными организациями есть и этот интерес прежде всего направлен на то, чтобы это взаимодействие было эффективным.

Второе направление - это понимание того, что мы должны обеспечивать эффективное развитие не только государства, как государственного аппарата, но и общества, страны. И в этом плане, если мы фиксируем такую установку развития неправительственных организаций, как направленность на развитие общества и страны, то взаимодействие с государственным аппаратом становится эффективным.

Следующий аспект в данном направлении, как я уже обозначал, это формирование собственного поля для Казахстана в поддержке и взаимодействии с неправительственными организациями. Как правило, это поле связано с тем, что заинтересованное государство формирует собственный механизм так называемой «мягкой силы». Совершенно логично, если мы понимаем, что неправительственные организации, особенно международные, в той или иной степени, вольно или невольно, выступают механизмом «мягкой силы» внешних для нас стран, то наиболее эффективным ответом с нашей стороны будет создание соответствующего национального механизма. Более того, у Казахстана на настоящий момент сложились и политические, и финансовые ресурсы для понимания такого механизма. Достаточно широко обсуждается такой формат, как КАЗАИД. Это аналог американской программы ЮСАИД. Но эта программа фокусировалась на внешнее продвижение казахстанской «мягкой силы». Тот же самый формат мы можем переносить на внутреннюю ситуацию. О чем идет речь? Речь идет о трансформации системы финансирования неправительственных организаций внутри Казахстана и, возможно, за его пределами. Эта программа в настоящий момент активно обсуждается. И соответствующая инициатива, безусловно, является оправданной и рациональной. Речь идет о том, что предлагается сменить те ключевые проблемные форматы финансирования, которые ограничивают деятельность казахстанских НПО. О чем идет речь? В первую очередь, современная система работы имеет, с моей точки зрения, две ключевые проблемы. Первая проблема – тендерный характер выделения средств на работу НПО. Соответственно, этот тендерный характер направлен на то, что финансовую поддержку получают структуры, предлагающие наиболее дешевый проект. А мы отлично понимаем, что наиболее дешевый проект не всегда является наиболее эффективным. Тендерная модель, которая делает акцент именно на финансовой составляющей, а не на содержательной, по большому счету, во взаимодействии с НПО себя изжила. И, вероятнее всего, имеет смысл переходить на грантовую модель выделения, поддержки финансовой неправительственным организациям. Естественно, самая большая проблема здесь состоит в том, насколько выделение грантов будет независимым и справедливым. Эта проблема существует всегда, и мне кажется, разработка такого механизма в данном проекте должна быть центральной. Мы предлагаем модель и должны предлагать механизм, чтобы эта модель была максимально эффективной и максимально действующей, и, самое главное, преодолевала ту системную проблему, с которой мы сталкиваемся всегда, – это коррупционная составляющая ее различных компонентов.

Второй аспект, который позволяет решать предлагаемый законопроект, - это вопрос, связанный с институциональной поддержкой неправительственных организаций. Дело в том, что в настоящее время, в рамках государственного финансирования такая поддержка принципиально не оказывается. Это приводит к тому, что тендеры выигрывают либо структуры, уже имеющие такую институциональную поддержку из-за рубежа, то есть структуры, которые получали, западную поддержку и реализующую именно западные модели решения тех социальных проблем, с которыми мы сталкиваемся. Либо получают структуры, которые, к сожалению, имеют очень серьезную коррупционную составляющую, то есть имеют либо какие-то связи с чиновниками, либо какие-то связи со структурами, вовлеченными в тендерный процесс. И переход на институциональную поддержку позволит давать толчок именно национальным НПО, которые будут лежать в русле некоррупционных связей. Соответственно, предлагаемая модель, как мне представляется, при условии разработки антикоррупционного механизма становится более эффективной, поскольку, во-первых, позволяет формировать «мягкую силу» Казахстана, направленную как внутрь страны, так и вовне; во-вторых, при решении ряда технических вопросов позволяет снизить коррупционную зависимость и институциональную зависимость неправительственных организаций от внутренних негосударственных игроков, которые не всегда заинтересованы в реализации государственных интересов или от внешних игроков. И, в-третьих, сохранить достаточно эффективное и надежное сотрудничество с уже действующими НПО, даже международными НПО, не переводя их в разряд неприемлемых партнеров, а сохранять с ними то партнерство, которое уже было наработано, сохраняя их потенциал, но в то же время создавая более эффективную конкурентную среду.



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?