800

Угроза уйгурского терроризма (видео)

Террористические группировки выходят за пределы СУАР.
Фотография - Угроза уйгурского терроризма (видео)

Независимый политолог, кандидат философских наук Татьяна Каукенова специально для Today.kz

Сегодня я хотела бы поговорить о терроризме в Китае, подвести итоги года на этом направлении и обозначить основные моменты, интересные для Казахстана. Почему именно итоги года? Потому, что с конца 2013 года и весь 2014 год мы наблюдаем новую стадию в развитии террористической активности в КНР, и началась она с 28 октября 2013 года, когда произошел теракт в Пекине. С этого момента мы можем говорить о том, что терроризм, который в Китае до этого практически на 100% базировался на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, вышел за его пределы и теперь целью атак террористов может стать любая точка на территории всего Китая.

Синцзян, граничащий с тремя государствами Центральной Азии – Казахстаном, Киргизией  и Таджикистаном, –  самый неспокойный регион Китая. Притом, что по территории он занимает примерно 1/6 часть Поднебесной империи. При этом там сосредоточен довольно большой процент ресурсов. Тем не менее, с точки зрения безопасности Синцзян является самым неспокойным регионом. Уйгуры, которые являются основным этносом в СУАР, в целом довольно неплохо интегрированы в китайское общество, тем не менее, недовольство политикой Китая и непрерывно увеличивающимся наплывом ханьцев – того этноса, который мы знаем как китайцев, очень велико. Существуют радикальные группировки, основной костяк которых составляет, как правило, безработная, маргинализированная, довольно религиозная молодежь. Она встает на путь терроризма.

С каждым годом активность этих группировок возрастает. Это могут быть мелкие, спонтанно возникающие группы, могут быть какие-то локальные террористические сети, могут быть крупные террористические организации, такие, как, например,  «Исламское движение Восточного Туркестана». Эта организация, цель которой – создание на территории СУАР суверенного уйгурского государства под названием Восточный Туркестан.

До 2013 года эти группы действовали исключительно на территории СУАР. Теперь же в течение последнего года мы наблюдаем их выход за пределы региона. Пекинский теракт, произошедший 28 октября, положил начало этому этапу. Тогда джип на полном ходу врезался в толпу в самом сердце Пекина, на площади Тяньаньмэнь. Погибли пять мирных жителей, плюс водитель и два пассажира самой машины. Еще  38 человек пострадали.

После инцидента власти Китая сразу же заявили о причастности к этому теракту уйгурских боевиков.  О том, что этот случай не единичный и мы действительно наблюдаем довольно опасную тенденцию, стало понятно 1 марта 2014 года, когда в юго-восточной провинции Китая Юньнань, в городе Куньмин на вокзале произошел ужасный теракт. Группа террористов напала на людей с ножами-тесаками. Погибли 29 человек, около 150 получили ранения. Сама террористическая группировка из 8 человек, в которую, кстати, входили две женщины, была ликвидирована. Тем не менее, было очевидно, что уйгурский «след» здесь присутствует. Это то, что касается самого Китая.

Если переходить на региональный уровень, тоже можем отметить увеличение террористической активности в регионе в этом году. В Синьцзяне в 2014 году, как это ни прискорбно отмечать, не было ни одного месяца, в котором не произошел бы теракт с человеческими жертвами, в том числе среди мирного населения. Что интересно, хотя это тенденция не 2014 года, началось где-то на 5 лет раньше, теперь целью террористов СУАР становится не только полиция или внутренние войска, как это было раньше, но и мирные жители. И эта тенденция разрастается. Теперь всё чаще подвергаются нападению не только полицейские части или какие-то войсковые соединения, но и те места, где отмечаются скопления мирных жителей.

Что касается терактов в Синьцзяне, то их было достаточно много. Самые крупные – два весенних теракта в Урумчи. Первый, когда 30 апреля на южном вокзале города террористы опять-таки напали на пассажиров вокзала. Три человека погибли, около 80 получили ранения.

И второй самый крупный теракт произошел 22 мая в Урумчи. Это, пожалуй, самый масштабный инцидент с момента урумчийской резни 2009 года. Тогда два автомобиля на полном ходу врезались в толпу на рынке в столице Синьцзяна – Урумчи. Один автомобиль взорвался, из другого выбросили взрывное устройство. Число погибших достигло 39 человек. Более 90 человек получили ранения. Также нельзя не вспомнить теракт 28 июля в уезде Шачэ округа Кашгар. Это округ, населенный преимущественно уйгурским населением. Тем не менее, тогда атаковали рынок, на котором покупали продукты преимущественно ханьцы. Тогда погибли 37 мирных жителей, 35 из которых –  ханьцы, 13 получили ранения. Были уничтожены 59 нападавших, все они оказались уйгурами.

21 сентября в округе Бугур произошел теракт, в результате которого погибли 50 человек, десять из них были мирные жители. И совсем недавно, 28 ноября, в том же округе Шачэ Кашгара произошло нападение группировки, вооруженной холодным оружием. Число погибших достигло 15 человек, четверо из них – мирные жители.

Это была первая сторона, если так можно выразиться, террористических итогов года.

Вторая – это антитеррористическая активность, борьба с терроризмом, и ее тоже можно разделить на два уровня – центральный и региональный. Что касается центрального уровня, то здесь сразу же после пекинского теракта прошел 13 пленум ЦК КПК 18 созыва, на котором было принято решение о создании Совета национальной безопасности, который лично возглавил председатель КНР Си Цзиньпин. Этот орган занимается координацией всей антитеррористической борьбы, задает направления, контролирует исполнение поручений, и судя по тому, что после куньминского теракта на территории Китая не было серьезных террористических актов, можем  делать предварительные заключения об эффективности этой работы.

Был создан единый антитеррористический китайский центр, который координирует работу органов безопасности, внутренних войск, таможни, чтобы контролировать ввоз взрывчатых веществ, а также железнодорожных вокзалов и всех транспортных служб. Также на центральном уровне усилена цензура в интернете, блокируются практически все материалы, в которых есть намек на террористическое или экстремистское содержание. Введены серьезные финансовые вознаграждения за информирование о готовящихся террористических актах.

Что касается регионального уровня, то сразу после теракта в Урумчи 22 мая власти Китая и министерство общественной безопасности объявили годичную антитеррористическую кампанию, которая продлится до июня 2015 года и в которой упор сделан именно на очистку Синьцзяна от экстремистских элементов. Кампания началась очень активно. Буквально в первый же месяц было ликвидировано около 30 банд, как это звучало в пресс-релизе. Задержано более 400 подозреваемых, вынесено около 40 приговоров. Можно, кстати, отметить, что очень большой процент именно смертных приговоров сейчас выносится в отношении террористов, и судопроизводство происходит очень интенсивно. Буквально за месяц были вынесены 15 смертных приговоров для террористов, которые участвовали в том же самом теракте 22 мая в Урумчи. Причем суд над ними был показательный, все происходило на стадионе Урумчи при скоплении 70 тысяч зрителей. Террористов вывезли на грузовиках. Там произошел суд и приговоры были очень суровые.

Кроме того, 26 ноября власти Синьцзяна заявили о том, что вносятся серьезные изменения в закон «О религиозной деятельности», чтобы предотвратить развитие религиозного экстремизма, который руководство региона связывает именно с террористической активностью. Было принято 18 норм, в том числе запрет на ношение одежды или символики, которая может быть хоть как-то связана с религиозным экстремизмом. Что это за одежда или символика, к сожалению, в законе не уточняется. Любая религиозная деятельность и в первую очередь  чтение намаза разрешена только в мечетях. Если раньше это было запрещено, скажем, в студенческих городках или государственных учреждениях, то сейчас под запрет попали и обычные офисы. И вот со всем этим эксперты связывают возможный всплеск недовольства среди законопослушных мусульман Синьцзяна, потому что эти меры очень сильно затронули их жизнь. К примеру, если раньше они могли читать намаз в каких-то специальных комнатах в своих офисах, то теперь им придется каждый раз идти в мечеть. Также запрещено использование религии в свадебных, похоронных обрядах и эффект от этих мер пока непонятен. 26 ноября было объявлено о том, что такие ограничения будут введены с 1 января 2015 года, а через 2 дня, 28 ноября, произошел  теракт с 15 погибшими, о котором я говорила. Прямой связи пока не установлено, но было бы логично предположить, что она есть, потому что в борьбе с терроризмом очень сложно определить ту грань, которая разграничивает предотвращение терактов или их провоцирование

Почему это важно и интересно для Казахстана? Как я уже сказала, Синьцзян имеет прямую границу с Казахстаном, как и с тремя государствами Центральной Азии. И казахстанско-китайская граница протяженностью 1,5 тысячи километров укреплена явно недостаточно для того, чтобы в полной мере оградить нашу страну, если в приграничных районах Синьцзяна произойдет серьёзная дестабилизация ситуации. А такое всё-таки возможно. Плюс ко всему, Синьцзян граничит не только с Центральной Азией, но и с Афганистаном, Пакистаном, северными штатами Индии, где тоже Джамму и Кашмир, где тоже высока террористическая активность и экспорт террористическо-религиозной деятельности тоже возможен.

Нельзя забывать и о том, что в Казахстане очень большая уйгурская диаспора, и если в Синьцзяне ужесточится  антитеррористическая активность или уйгуры будут подвергаться серьезным притеснениям, в среде казахстанских уйгуров возможна негативная реакция на это. И, наконец, Казахстан и Китай являются членами Шанхайской организации сотрудничества, одной из целей которой в сфере обеспечения безопасности является борьба с тремя силами зла – экстремизмом, терроризмом и сепаратизмом. И если в китайской политике на этом направлении будут происходить какие-то серьезные подвижки, изменения или переформатирование, то это неизбежно затронет и нас как членов этой организации, статус и функции которой, как ожидается в ближайшее время, могут серьезно измениться.

Загрузка...