3195

Перенос китайских предприятий в Казахстан. Выгоды и угрозы (видео)

Казахстанский бизнес пока не видит в Китае ведущего мирового инвестора.
Фотография - Перенос китайских предприятий в Казахстан. Выгоды и угрозы (видео)

Политолог Адиль Каукенов специально для Today.kz.

Сегодня хотелось бы поговорить о нашумевшей новости, которая была озвучена на заседании глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Новость о том, что на территорию Казахстана будут переноситься какие-то китайские предприятия. То есть на самом деле эта новость о том, что Китай будет масштабно инвестировать в казахстанскую экономику.

Следует признать, что в нашем обществе  живы мифы, стереотипы и фобии по поводу китайского экономического присутствия в Казахстане. Но я бы хотел акцентировать внимание на одной из самых главных проблем, на которую редко кто указывает. Она заключается в том, что до сегодняшнего дня Китай инвестировал крайне однобоко: подавляющее большинство инвестиций приходилось  на энергетический сектор. И это порождало недоумение и непонимание в обществе. А самое главное - не соответствовало  тому уровню стратегического партнерства, который имеется между нашими двумя странами.

Сам по себе вопрос о том, что Китай, который всегда для нас ассоциировался с избыточной дешевой трудовой силой, начинает переносить производства на сопредельную территорию, вызывает большой интерес. Но на самом деле здесь всё укладывается в четкую логику последних мировых событий.

Во-первых, нужно понимать, что Китай на данный момент является одним из ведущих мировых инвесторов. То есть в связи с кризисом западные страны сейчас не готовы масштабно инвестировать, тем более в развивающиеся страны, страны третьего мира, где существует много рисков, где для них многое непонятно, где рынки для них нетрадиционны, где они не очень четко представляют себе правила игры. Вкладывать в такие рынки Запад сейчас не готов. У Китая же, наоборот, накопились серьезные финансовые возможности. А самое главное - он нуждается в новой мировой экономической активности, и потому смело вкладывает. И, должен отметить, что Казахстан в этом смысле находится в очень удачной ситуации. Дело в том, что внешнеполитическая и внешнеэкономическая стратегия Китая увязана, прежде всего, с тем, что для него наиболее важными и приоритетными являются соседние, пограничные  страны.

Есть еще один важный момент. В Китае принята программа освоения большого Запада, имеются в виду западные китайские провинции, прежде всего Синьцзян, и для Китая очень важно, чтобы его западные провинции развивались, как и сопредельные с ними территории. То есть ни для кого не секрет, что во многом развитие Синьцзяна шло за счет торговли с Казахстаном. В последнее время в связи с созданием сначала Таможенного союза, затем Евразийского союза и, что тоже немаловажно, с повышением уровня заработной платы китайских рабочих становится всё менее и менее выгодным просто импортировать в Казахстан.

Мы давно уже говорим о том, что уровень взаимных отношений между Казахстаном и Китаем подошел к тому порогу, когда пора переходить к новому качественному рывку. И здесь как раз таки инвестировать, а не просто продавать товар, становится экономически выгодно. Почему? За счет определенных барьеров Евразийского союза, и не только барьеров, но и тех преимуществ, которые он дает. То есть теперь, заходя на шестнадцатимиллионный рынок Казахстана, китайские компании одновременно заходят и на рынок  Евразийского союза. Это серьезное преимущество. Тем более, что это, прежде всего, сибирский рынок с такими крупными агломерациями, как Омская, Новосибирская и другие. Немаловажную роль играет и другой фактор, о котором я уже упомянул – повышение уровня заработной платы в самом Китае. То есть сейчас китайская квалифицированная рабочая сила (хочу подчеркнуть имеющееся разделение на квалифицированную и неквалифицированную рабочую силу)  сейчас стала стоить не так уж и дешево. И на самом-то деле казахстанская квалифицированная рабочая сила уже может конкурировать. И в этом смысле для китайских компаний появился определенный стимул. Другое дело, что на данный момент озвученные отрасли, связанные со строительством: битум, стекло, бетон – пока я бы расценивал как пробный шар, как пробную проверку. Было бы намного желательней, если бы сюда пришел высокотехнологичный китайский бизнес. Крупные китайские брэнды пока малоизвестны рядовому казахстанскому потребителю. Но я скажу такую вещь: в Китае, к примеру, местные сотовые производители Xiaomi и Meizu вытеснили в первых мест такого гиганта, как Samsung. То есть там идет серьезная борьба. И местные китайские брэнды вполне успешно конкурируют с такими мировыми гигантами, как Apple и Samsung, предлагая за меньшую цену вполне конкурентоспособную техническую начинку. И, на мой взгляд, будет очень хорошо, если такие бренды придут в Казахстан, потому что они принесут с собой не только технологии, но и, что особенно важно, менеджмент и умение создавать эти процессы.

Понятно, что сначала это должно начаться с какой-то элементарной сборки, а уже затем перейти на высокий уровень. Но сейчас нам этого не хватает. Я надеюсь, что всё это придет со временем.

Есть и другие моменты, говорящие о том, почему наши отношения нуждаются в каком-то пробном шаре. При всём высоком уровне наших тесных взаимоотношений: высоком уровне торговли и сотрудничества в энергетическом секторе, тем не менее, между Китаем и Казахстаном, особенно в бизнес-среде, есть момент взаимного недопонимания. Я неоднократно сталкивался с исследованиями от китайских компаний, которые изучали рынок Казахстана и отмечали, какие они видят здесь для себя проблемы. И всякий раз выявлялась следующая проблема: высокотехнологичный бизнес, компании с миллиардными оборотами из развитых приморских районов Китая – Шанхая или, предположим, Гуанчжоу пока не готовы идти в Казахстан. Почему? В первую очередь они  называют непонимание тех правил игры, которые существуют. То есть китайский бизнес, к примеру, в энергетическом секторе работает по несколько иным правилам. И казахстанские правила ему не совсем понятны. Да, китайские бизнесмены видят, что в Казахстане хорошо работают корейские компании, начали работать японские, что Toyota построила завод – это на самом деле очень серьезный импульс к тому, чтобы и китайские миллиардные компании зашли в Казахстан со своими технологиями. Но, как известно, китайские компании характеризуются своей консервативностью.  И пока эта консервативность не будет преодолена, они не увидят этой дорожки.

И здесь следует перейти к казахстанской стороне. Казахстан заинтересован в привлечении высокотехнологичных инвестиций. В частности, это связано с теми программами, которые касаются как индустриально-инновационного развития Казахстана, так и планов по развитию казахстанской промышленности. Но вместе с тем есть определенное недопонимание в части того, что представляют собой китайские компании. Так сложилось, что не только казахстанский бизнес, но и все секторы, связанные с привлечением инвестиций, традиционно привыкли смотреть на Запад. И потому казахстанцы с определенной долей скепсиса относятся к последней тенденции мировой экономики – на данный момент именно Китай стал крупнейшим финансовым центром, который легко инвестирует огромные средства и более того – приносит технологии. Пока нет должного понимания в этом вопросе. И мы на самом деле нуждаемся в том, чтобы создать какую-то дорожку сотрудничества, прозрачную для обеих сторон. Чтобы китайские компании видели: вот она, эта самая дорожка, по которой можно смело идти и успешно работать. И казахстанским компаниям и общественности такая ясность и такая четкая дорога просто необходимы. Они должны видеть: в этом направлении можно сотрудничать, здесь всё прозрачно и понятно. Появись сейчас эта прозрачность – и сразу же рухнут многие мифы и стереотипы. Достижения этой прозрачности требуют обе стороны. Это я усвоил, общаясь с представителями и экспертами крупных компаний. Именно крупные компании заинтересованы в прозрачности правил игры. Кстати, такие же требования выдвигают и представители казахстанского бизнеса, но не всегда и не везде хватает необходимого инструментария.  Почему? Опять же потому, что наши инструментарии по привлечению инвестиций имеют перекос на Запад.

Иными словами, западный инвестор, быть может, лучше понимает, где и как заходить, но у него нет того желания работать в Казахстане, какое есть и китайского партнера. И информации об инвестиционных возможностях Казахстана, которая была бы изложена на китайском языке, явно недостаточно. Все эти вопросы необходимо решать. Только в таком случае можно говорить о выходе Казахстана на новый этап высокотехнологичного развития. А пока складывается вот такая ситуация. 

Загрузка...