О заявлении Нацбанка и правительства (видео)

Фотография - О заявлении Нацбанка и правительства (видео)

Заявление это не только пустое, но и немного лукавое.

695 0

Основатель веб-портала uCount.kz специально для Today.kz.

 

24 декабря Национальный банк Казахстана и правительство выступили с совместным заявлением «Об основных направлениях экономической политики на 2015 год».

 Выступление с таким заявлением уже стало традиционным. В нынешнем заявлении можно выделить две области, два вопроса – налоговую политику и дефицит бюджета. О налоговой политике было заявлено следующее: в 2015 году Нацбанк и правительство республики будут стараться улучшить инвестиционный климат, будут стимулировать перерабатывающую промышленность, а налоги на предприятия повышаться не будут. Под предприятиями понимается, конечно же, бизнес. То есть это заявление выглядит достаточно беззубым: мы за всё хорошее, против всего плохого.  И здесь позволю себе отметить любопытную деталь.

 Во-первых, это заявление было сделано 24 декабря. И я, не имея талантов провидца, еще 20 дней назад мог бы сказать то же самое о повышении налоговой нагрузки. Почему? Потому, что все ставки налогов и налоговые базы закреплены в Налоговом кодексе. И в этом кодексе есть статья 3, в которой прописано, что если в экономике что-то идет на ухудшение, если планируются какие-то изменения в плане ухудшения состояния налогоплательщиков, то такие изменения должны быть приняты до 1 декабря и они вступают в силу с 1 января следующего года. Соответственно, еще 1 декабря было понятно, что правительство больше не успевает ничего принять, а значит – что имеем в распоряжении, тем и будем жить в 2015 году.  

Интересно то, что это заявление не только пустое, но и немного лукавое. Дело в том, что в 20 14 году были приняты два закона, которые вносили изменения в налоговое законодательство: июньский закон об инвестклимате и общий закон по налогам, принятый в ноябре. В соответствии с этими законами были подчищены налоговые льготы на сумму, как утверждают в правительстве, на 200 миллиардов тенге. То есть можно предположить, что в 2015 году налоговая нагрузка вырастет как минимум на 200 миллиардов. Во-вторых, были повышены земельный и  единый земельный налоги.

Как это и следовало ожидать, правительство начало говорить о том, что оно попытается компенсировать повышение налогов через сокращение ставок по другим сборам. К примеру, по сбору за эмиссию в окружающую среду. Но надо понимать, что отрасль состоит из сотен тысяч предприятий. Каждое из них имеет собственную экономику. И, соответственно, попытка компенсировать повышение налога другим налогом или сбором, снижением другого налога напоминает попытка определить среднюю температуру по больнице и радоваться тому, что она 36,6. Пустое это занятие. Таким образом, мы видим, что заявление о планах на 2015 год вызывает подозрение в плане своей адекватности.

Но давайте вспомним аналогичное заявление Нацбанка и правительства относительно планов на 2014 год. В нем было сказано буквально следующее: будет улучшение инвестиционного климата, но будет повышаться и индивидуальный подоходный налог (мы же знаем, это даже не обсуждалось), второе – будет рассматриваться повышение акцизов на нефтепродукты. В той ситуации, которая была в 2014 году, говорить об этом вообще было смешно. В последний раз акцизы поднимались в Казахстане в 2013 году. Но при этом в заявлении не было сказано ни слова о пересмотре льгот, о ликвидации, новой дивидендной политике, повышении земельного налога и единого земельного налога. Ни слова. А знаете, когда было принято это заявление 2014 года? В марте 2014 года. В марте оглашается это заявление, в июне принимается первый закон, в ноябре – второй. Если вы имеете представление о законодательном процессе, то наверняка понимаете, что для того, чтобы принять закон в ноябре, необходимо начинать работать еще весной, даже ранней весной, а еще лучше - зимой.

Выходит, что когда в марте правительство выступило  с заявлением о том, что будет пересматривать только ИПН и акцизы на нефтепродукты, оно скрывало свои истинные намерения и даже более того.

Могу привести еще один пример. В мае 2014 года в Казахстане состоялся Астанинский экономический форум, на котором премьер-министр заявил о том, что качество инвестиционного климата будет поддерживаться путем введения налоговой стабильности. То есть ставки налогов не будут повышаться. Это стало понятно в июне, когда приняли закон. Стало понятно, что под налоговой стабильностью надо понимать стабильность ставок, налогов, сборов, платежей. Да, это хорошо. Вместе с этим, кстати, приняли и новую льготу для инвесторов, которые вкладываются в приоритетные инвестиционные проекты, входящие в карту индустриализации. Эта льгота освободила таких инвесторов от корпоративного подоходного налога. Но что произошло уже в ноябре? В ноябре была реформирована налоговая политика в области дивидендов. Я об этом уже говорил в предыдущей программе, но кратко повторю сказанное для тех, кто ее не видел.

До 2007 года в Казахстане дивиденды инвесторов, вкладывающих в предприятия, попадали под двойное налогообложение. Сначала эти доходы облагались налогом на уровне предприятия – корпоративным подоходным налогом, а затем – налогом на дивиденды уже в руках инвестора. Два налога на один доход – это, конечно, чрезмерно. И в 2007 году решили оставить один – корпоративный подоходный налог на уровне предприятия. Эта мера позволяла не только упростить налоговую политику в плане взимания, зачетов и прочего и в какой-то мере освободить предприятия, тем самым стимулируя привлечение и генерацию инвестиций

В ноябре, когда в рамках нового реформирования дивидендов по сути вернули налог на дивиденды, фактически отменили те льготы, которые давали предприятиям в виде освобождения от корпоративного подоходного налога. Потому что инвестору, как и предполагалось, вернулся один налог. Этот налог он должен был платить либо на уровне предприятия, либо у себя в руках. Вернули ему налог на дивиденды. По сути, те льготы, которые дали в июне, забрали в ноябре. В английском языке есть замечательное слово, к сожалению, в русском языке нет аналога в переводе. Звучит оно как claw back. Это слово используют тогда, когда говорят о политике правительства, направленной на то, чтобы отобрать, когтями вырвать у кого-то налоговую льготу. То, что произошло в Казахстане в ноябре, по сути, и есть claw back.

Таким образом, мы видим, что заявление, касающееся планов на 2015 год, и пустоватое, и лукавое одновременно. Очевидно и то, что правительство, выступая с заявлением в 2014 году, скрывало свои истинные намерения. Решившись на введение каких-то новшеств в области поддержки инвестиций, правительство повело себя, мягко говоря, непоследовательно: в июне ввело привилегии, а через полгода, в ноябре, их забрало. Вот такую оценку можно дать этому заявлению.

А теперь давайте поговорим о дефиците бюджета. В заявлении об этом сказано следующее: во-первых, правительство и Нацбанк будут придерживаться концепции новой бюджетной политики, которую они приняли. Во-вторых, Казахстан будет понемногу повышать размер государственного долга, в том числе и через заимствования у международных организаций на инфраструктурные проекты. Под международными организациями понимаются МВФ, Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития. Эти планы следует рассматривать сквозь призму концепции новой бюджетной политики.

В этой концепции,  в частности, говорится о необходимости ведения сбалансированной консервативной фискальной  политики. В чем она выражается? Необходимо к 2020 году добиться небольшого дефицита, а именно 1,4%, к ВВП либо ненефтяного дефицита – это когда дефицит плюс национальный фонд, трансферты национального фонда – 2,8% бюджета. Надо понимать, что сейчас у нас ненефтяной дефицит плавает на уровне  примерно 6-8%. То есть, по сути, это серьезные усилия по сокращению дефицита. И там же обещается, что к 2020 году государственный долг Казахстана будет на уровне 13,9%. В том же заявлении на 2015 год, о котором сейчас речь идет, идет разговор о более активном использовании двух основных источников финансирования дефицита. Понятно, что если уйдет расширение финансирования дефицита, то отпадет необходимость говорить  об увеличении дефицита как такового. Первое – это, конечно, трансферты из национального фонда. Об этом я уже говорил. На каждый год запланировано 1,4 триллиона – это гарантированный трансферт, плюс обещанные особые дополнительно трансферты, связанные с развитием проекта «Нұрлы жол» и прочими.

Второй, более интересный момент, касается госдолга Казахстана. Понятно, что на 2015 год его будут увеличивать. Но куда увеличивать? Давайте посмотрим, что у нас было на начало 2014 года. Тогда  госдолг  Казахстана был равен 12,5% к ВВП, но к октябрю он повысился. Причем вырос значительно: если мы предположим, что заявление министра национальной экономики будет выполнено и 2014 год покажет рост ВВП 4,3, то у нас на начало 2015 года будет госдолг в размере 14,1%. Уже сейчас очевидно, что на начало 2015 года выходим за рамки целевого показателя на 2020 год – 13,9. Но на 2015 год обещают новое увеличение госдолга, и об этом конкретно сказано: в том числе и в виде займов международных организаций. Куда еще дальше?

 Получается, что в этом заявлении содержатся, на первый взгляд, неявные вещи, которые при желании легко читаются: в 2020 году мы хотим добиться каких-то жестких показателей по бюджетной дисциплине, но в 2015 году продолжим политику по активному увеличению дефицита. Получается, что и в вопросе дефицита бюджета мы видим определенные скрытые мотивы правительства. Что можно об этом сказать, основываясь на анализе налоговой политики и бюджетного дефицита на 2015 год? Позволю себе заметить следующее. В заявлении, которое утверждается постановлением правительства, содержится такая формулировка: в целях информирования широких масс населения о предстоящей политике на следующий год. Ключевое слово – «информирование широких масс населения». Для чего это делается? Для того, чтобы было доверие. То есть мы должны знать действия правительства и верить в то, что оно не прячет камень за пазухой, всё, что оно обещает – обсуждаем и реализуем, готовимся к этому к следующему году. Теперь же мы видим, что авторы заявления не справились с этой задачей ни в 2014, ни в 2015 году. Соответственно, теряется доверие, а это очень важно. На мой взгляд, не так важно, что делает правительство. Гораздо важнее позитивная реакция бизнеса и населения. Если необходимо сокращение расходов, значит это нужно для экономики. Если будет происходить стимулирование, значит это тоже нужно для общего дела. Пока же ничего подобного не наблюдается. Более того, получается, что заявление скрывает истинные мотивы, истинные действия. И ему вообще не стоит доверять, что очень плохо. В связи с этим я хотел бы привести пример: до 2008 года по старому бюджетному кодексу среднесрочная фискальная политика утверждалась  на 3 года, но каждый год она обновлялась. В  ней более-менее прописывались все те изменения, которых стоило ждать в следующем году. Порой  это были изменения на два года вперед. Среднесрочная фискальная политика обычно утверждалась летом. К примеру, с помощью нее можно было заранее узнать, что ожидается  повышение или снижение индивидуального подоходного налога, что будет введена его плоская шкала. Узнать о том, что планируется постепенное снижение корпоративного подоходного налога, НДС. Это все прописывалось в этой среднесрочной фискальной политике. С 2008 года, с принятием нового бюджетного кодекса, эта форма работы не используется. Более того, анализируя заявление Нацбанка и правительства, приходим к выводу, что из этого документа мы не можем узнать об их истинных намерениях. И этот  недостаток надо как-то исправлять.  



Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?