3133

Экспорт Казахстана (видео)

Развитие экспорта Казахстана сдерживает отсутствие инвестиций в маркетинг и логистику.
Фотография - Экспорт Казахстана (видео)

Директор консалтинговой компании «Almagest» Айдархан Кусаинов специально для Today.kz.

Сегодня я хотел бы поговорить об экспортных возможностях Казахстана. Достаточно часто приходится слышать: «О каком экспорте может идти речь, если в стране нет промышленности, нет индустрии?».  Я же абсолютно убежден, что это не так, что в Казахстане есть предприятия, которые в состоянии работать на экспорт. Просто нужно больше о них говорить и больше им помогать.

К примеру, на сегодняшний день Казахстан экспортирует достаточно много продуктов питания, продуктов растительного, животного происхождения. Интересно, что за последние четыре года примерно на 5-7% выросла такая статья, как экспорт оборудования летательных аппаратов. И это неплохой результат. Значительная часть экспорта может быть в металлах. Но металлы можно экспортировать и в виде сырья, и в виде продукции. Таким образом, экспортный потенциал Казахстана уже просматривается довольно четко, и есть над чем работать. Кроме этого, хочу подчеркнуть, что у Казахстана существует достаточно большой объем скрытого экспортного потенциала.

Лично я знаю казахстанскую IT-компанию, которая создала онлайн-проект юридических услуг, оказываемых по запросам, и, что интересно, очень много запросов  идет из России. И казахстанцы охотно оказывают россиянам эти услуги. Приведу другой пример. В свое время, когда был достаточно  большой сегмент программирования, в том числе для Майкрософта, казахстанские программисты делали оффшорное программирование, конкурируя с индийскими и российскими коллегами. К сожалению, позже их вытеснили белорусские программисты. Но сейчас речь о другом  – о том, что у Казахстана в настоящее время есть потенциал, есть необходимое обеспечение, есть квалификации и навыки, чтобы производить экспортные продукты. Еще раз подчеркну, они могут быть совершенно неожиданными. К примеру, я читал, что в связи с экономическими санкциями «Рено» и «Пежо» хотят наращивать и развивать свое производство в Казахстане. То есть поставить завод у нас и завозить продукцию на территорию России. Примерно то же самое собирается делать и Китай. Но что сейчас представляет собой перенос производства? Это сродни кубикам Лего. Разобрали электростанцию, перевезли на новое место, собрали, установили турбины и всё – предприятие работает, как и прежде! Поэтому экспортных возможностей у Казахстана достаточно много. Проблема в том, что они не раскрываются должным образом. О них мало что известно. И здесь уже дело информационной политики, о чем я не раз говорил. Нужно просто менять ментальность, и тогда  у нас появится экспорт.

Согласен, экспортные возможности Казахстана ограничены, но не внутренним производством, не качеством наших товаров, а качеством и потенциалом наших логистических цепей. И тому уйма примеров. В Казахстане слабая логистика и слабый маркетинг. И при этом есть огромный рынок – так называемая Алматинская агломерация, есть специалисты, которые работают на этом рынке. Считается, что в Алматинской агломерации, куда входит Алматы и соседствующие с мегаполисом регионы, проживают около двух с половиной миллионов человек. Эта агломерация входит в пятерку крупнейших в СНГ. Первое место занимает Московская агломерация с населением в 17 миллионов человек. На второй позиции – 6-миллионная агломерация Санкт-Петербурга. Далее идут несколько агломераций с населением в 2,5 миллиона. И среди них – Алматинская.

Агломерация – это, прежде всего, огромный рынок в радиусе 60 километров от города. И обязательно должно быть мастерство, должен быть опыт по построению логистики, по освоению подобных рынков. К сожалению, в Казахстане пока такого опыта нет. Но опыт, как говорится,  дело наживное, это не проблема.

 Когда я занимался производством, мы вели переговоры с сетью магазинов «Перекресток», это порядка 2 тысяч магазинов. Тогда нам сказали, что готовы взять к себе. Но чтобы наш товар просто встал на полки всех магазинов, мы должны обеспечить поставку каких-то безумных объемов. И, разумеется, обеспечивать логистику этих поставок. Для нашего предприятия такие объемы были фантастикой. Потому что тот же «Рамстор» имеет в Казахстане сеть в 7 магазинов, примерно такая же ситуация и с другими гипермаркетами: 5, 7, 10, от силы 12 магазинов. А в России - 100, 200 и более. К сожалению, казахстанский бизнес пока  не имеет квалификации и опыта работы с подобными сетями. Повторюсь, это проблема не продукта, а квалификации работы. И чтобы Казахстан получил возможность наращивать экспортный потенция, я считаю важным и необходимым дать государственную поддержку логистической, маркетинговой части. Лет пять назад я слышал о попытках создать единый казахстанский бренд. Собрать производителей мяса и молока под единым брендом и поставлять продукцию – идея хорошая. Но, к сожалению, ничего толкового из нее не получилось. И на первый план, как я слышал, вышла психологическая проблема. Маркетинг нужно делать на территории России. Это должны быть большие деньги, которые будут инвестировать в экономику России. То есть нужно сломать психологические установки. Когда появляется государственная программа, ее финансирование распределяется по всем регионам Казахстана. Это вроде хорошо: создаем фирмы и предприятия, инвестируем в казахстанскую экономику. Но если вы не инвестируете в маркетинг, в логистику другой страны, вы просто не сможете возить туда свою продукцию. Нужно понимать, что инвестиции за границу в сферу маркетинга и логистики – это не вывод денег, не бегство капитала. Это такие же инвестиции, которые необходимы для развития внутреннего производства. И в этом я вижу психологическую проблему государственной поддержки, направленной на развитие логистических цепочек за пределами Казахстана.

Резюмируя вышесказанное, отмечу, что у Казахстана есть возможности для развития экспорта в части качества продукта. Казахстан в состоянии создать такой продукт. Но у него нет выстроенной экспортной «трубы». И я считаю, что выстраивать ее должно государство. Уже хотя бы потому, что экспортная «труба» 150-миллионного рынка – очень дорогая штука. Этим должны заниматься либо какая-то специализированная национальная компания, либо само государство. И тогда по такой «трубе» пойдут казахстанские продукты.

 

Загрузка...