На сцене - Тарантино

Фотография - На сцене - Тарантино

Несколько любопытных фактов о "Бешеных псах".

1797 0

Журналист Ольга Малышева специально для Today.kz.

Спектакль "Бешеные псы" по фильму Квентина Тарантино в биографии театрального режиссера из Новосибирска Сергея Чехова появился незапланированно. Молодой постановщик подал заявку на грант на инсценировку пьесы Мартина Макдонаха (автора фильмов "Залечь на дно в Брюгге" и "Семь психопатов"), которого в России в театральных кругах почитают чуть ли не наравне с Шекспиром, а в бюрократических – порицают за чрезмерную жесткость. Чехова предупредили, что на постановку Макдонаха денег он получит вряд ли, но вероятность обладания грантом сильно возрастет, если изменить выбор драматурга. Ни на что не надеясь и желая поставить в истории красивую точку, режиссер написал в заявке: "Тарантино, "Бешеные псы". И к собственному удивлению грант получил. Так увидел свет спектакль "Бешеные псы", в котором, как и в фильме, напомню, друг за другом погибают семь из восьми главных героев.

Из любопытных фактов о "Бешеных псах" еще и вот какой: художником спектакля стал алматинец Антон Болкунов, художник-постановщик театра ARTиШОК, а с прошлого сезона еще и новосибирского театра "Старый дом".

"Бешеные псы" сделаны в рамках лаборатории "Асфальт-театр", в которой участвуют представители различных новосибирских театральных команд. Помимо Антона Болкунова, "Старый дом" представляет и Анатолий Григорьев, которого алматинцы могут помнить о главной роли в спектакле "Пер Гюнт", что показывали в Южной столице год назад в рамках международного театрального фестиваля. Григорьев, к слову, и сам родом из Казахстана.

Своих "Бешеных псов" Сергей Чехов решил в стилистике, имитирующей "свидетельский" театр. История на сцене начинается с рассказа артистов о ситуациях, в которые они попадали, причем сюжеты так перекликаются с их реальными биографиями, что не до конца ясно, насколько глубоким было вмешательство драматурга в текст спектакля. Вплети режиссер в эту канву тарантиновские образы, спектакль получился бы безупречен. Но он их просто пришил – местами небрежно.

Истории жизни новосибирских парней, каждый из которых хоть раз в жизни попадал в криминальный мир, просто оборвались – и на сцене актеры после непродолжительного переодевания появились уже в знакомых "цветных" образах. Решение с цветами, кстати, было абсолютной удачей: снимая "костюмы" самих себя и облачаясь в рубашки и пиджаки, артисты мельком показали залу белье: синего, белого, розового, оранжевого цвета трусы. Чтобы не возникало лишних вопросов, кто есть кто. Это был единственный раз, когда в спектакле появились другие цвета, кроме основных – черного, белого и красного.

Вообще цветовое решение "Бешеных псов" безупречно и ни разу за весь спектакль не выходит за пределы выбранной концепции. Монохромная одежда, которую буквально обливают литрами бутафорской крови – с одной стороны, конечно, условность, но с другой – эта условность совершенно точно вписывается в эстетику Тарантино. Антон Болкунов уже после спектакля рассказал, как много времени потратил на то, чтобы из гуаши сделать эффектную имитацию крови. В качестве программы-максимум художник рассчитывал изобрести состав, который отстирывался бы с костюмов, но проблему пришлось решить более радикально: выпачканные красным белые рубашки после каждого спектакля просто выбрасывают.

Но точное и ответственно следование канонам тарантиновского кино сыграло в какой-то степени злую шутку с постановщиками спектакля. Московский критик Павел Руднев в конченом итоге назвал "Бешеных псов" кавером на фильм, который мало чем отличается от оригинала и от этого конечному потребителю может быть менее интересен. Мне же в постановке увиделся скорее фанфикшн, где Чехов решился расширить вселенную "Бешеных псов", но слишком увлекся цитированием оригинала.

Тем не менее, ближе к концу, когда много внимания стало уделяться образу мистера Оранжевого и его биографии (он, кстати, единственный во всем спектакле был удостоен флешбэков), реальности Лос-Анджелеса и Новосибирска наконец объединились в единое, хоть и странноватое, поле, сделав спектакль целостным, пусть и с заметным запозданием.

Градус своей любви к Тарантино Чехов окончательно опустил в финале: если почти весь спектакль казалось, что режиссер спектакля буквально готов съесть режиссера фильма, то конец получился трогательным реверансом. Там, где в картине зритель помнит кровавую бойню, в инсценировке потоки крови иссякли, а сцену решили в традиционно театральном метафорическом ключе.      

"Бешеные псы" - бешеной же энергетики спектакль, как будто созданный специально для фестивальных сцен. Он открывал "Артмиграцию 2015" в Москве и задал ей рок-н-ролльный тон. Увидеть "Бешеных псов" Сергея Чехова на каком-нибудь театральном фестивале в Казахстане было бы большой удачей для зрителя. Если, конечно, не сильно бояться крови.  


Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!