Новая искренность

Фотография - Новая искренность

"Язычники" и "Джут" демонстрируют, как сложно традиционному театру в Казахстане уживаться с новой драмой.

3566 0

Журналист Ольга Малышева специально для Today.kz.

Спектакли "Язычники" Йонаса Вайткуса и "Джут" Рубена Андриасяна демонстрируют, как сложно традиционному театру в Казахстане уживаться с новой драмой. Но раз путь начат, сворачивать поздно.

Литовский режиссер Йонас Вайткус поработал в двух крупных государственных театрах в Казахстане – казахской драме имени Ауэзова в Алматы и русской драме имени Горького в Астане. Готовя труппы и к "Язычникам" в северной столице, и к "Заклятию Коркыта" в южной, постановщик отмечал в интервью, что ему безмерно сложно с актерами, привыкшими существовать в единственной известной им театральной реальности. Новая драма предполагает новый уровень сценической искренности, к которой отечественный театр оказался физически не готов.

Спектакль по пьесе Анны Яблонской "Язычники" был поставлен в Астане еще в позапрошлом сезоне, а приехал в Алматы на гастроли – только на минувшей неделе. "Язычники" были единственным камерным спектаклем, который привез театр имени Горького, но по техническим причинам его сыграли не на малой, а на большой сцене. Привычка считать театр "монументальным" и "колонным", вероятно, и есть причина, по которой неудобная, но простая история играется актерами преувеличенно и размашисто. Иначе с верхних рядов амфитеатра действие будет на разглядеть. Проблема в том, что верхних рядов амфитеатра просто нет: спектакль, напомню, камерный. А актеры в результате притворяются и кричат зрителю прямо в лицо.

"Язычники" - это история взаимоотношений в типичной семье, члены которой расходятся в своих взглядах на любовь, воспитание, деньги, религию. Это скорее передача не фактического содержания современности, а ее энергии. Доступным, не выверенным, навсегда разделившим понятия "искусство" и "искусственность" языком.

Упрощение и антиэстетизм пока не принимаются отечественным театром как вариант нормы. Стремление к украшательству ведет к тому, что лаконично поставленные режиссером и художником "Язычники" играются актерами с зашкаливающим пафосом. Он, помноженный на встречающуюся у Яблонской ненормативную лексику, рождает почти комический эффект, который, судя по общему настрою спектакля, вряд ли был задуман создателями.


Режиссер спектакля "Джут" Рубен Андриасян начал работу с редактирования текста. В то время как драматурги развивают тренд переписывать "новодрамовым" языком Гончарова или Островского, автору пьесы "Джут" Олжасу Жанайдарову было предложено добавить надрыва в историю его персонажей. И здесь случилось несоответствие как по структуре, так и по настроению, потому как у Андриасяна и Жанайдарова очень разное отношение к героям и к истории.

В "Джуте" две сюжетные линии – Ахмед и Сауле переживают голод 30-х годов в Казахстане, Ербол и Лена пьют чай в наши дни в московском кафе. Женщины в "Джуте", как и в некоторых других пьесах драматурга, представлены как средство: Сауле становится средством выживания для мужа, жертвуя собой, и Ахмет эту жертву принимает; Лена оказывается для Ербола средством привнести свои порядки и свою энергию в город, который его не принял и напугал. Режиссер с таким представлением не соглашается: он героинь "Джута" искренне любит и жалеет. Поэтому и Сауле, и Лена и даже эпизодический персонаж – официантка – в его интерпретации становятся мученицами.

Схематично прописанные герои, стандарты, типажи, люди – "функции" Жанайдарова в постановке Андриасяна должны были ожить, но получилось это не у всех. Верится временами в достоверность женских образов, с мужскими – сложнее. Недостаточная актерская наблюдательность ведет к тому, что герои "Джута" существуют вне казахстанской реальности – как культурной, так и языковой.

Театральный критик и специалист по современной драматургии Павел Руднев, говоря о новой драме и веря в ее потенциал в русском театре (оговариваясь, однако, что эта литература не для всех), заверяет, что любой режиссер-консерватор и каждый традиционный театр может ставить экспериментальную пьесу. Задача состоит только в том, чтобы найти "свой" текст.

"Язычники" Яблонской стали "своими" для Вайткуса, который инсценировал пьесу не единожды. Но с текстом так и не сроднилась труппа астанинского театра, для актеров язык и стиль пьесы остались чужеродными, неправильными и дискомфортными.

"Своим" предпринял попытку сделать "Джут" Андриасян, но поправки разбалансировали текст, а долгожданное "казахстанское содержание" не оказалось новаторством.

Это значит только одно: надо продолжать поиски.



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!