"Казахстанский менталитет может разрушить любую благую идею"

Фотография - "Казахстанский менталитет может разрушить любую благую идею"

Фото: facebook/@Марат Толибаев

Бизнесмен Марат Толибаев об экспатах в Казахстане.

8377 0

Рынок труда Казахстана хотят сделать еще доступнее для иностранцев. Законопроект по вопросам миграции и занятости населения одобрен мажилисменами в первом чтении. Он, по замыслу разработчика – Министерства здравоохранения и социального развития, должен повысить инвестиционную привлекательность страны и отрегулировать миграционные процессы. Рядовые казахстанцы предрекают наплыв иностранной рабочей силы. Они уже предвидят засилье экспатов, относясь к этому с долей скепсиса.  

Бизнесмен Марат Толибаев считает, что экспаты – значимые фигуры в развитии экономики страны, но и больших иллюзий на их счет не питает. По его словам, вместо того, чтобы недолюбливать иностранных менеджеров, казахстанцам стоит избавиться от лени и заняться реальными делами.   

 - Часть казахстанского населения неоднозначно относится к экспатам: одни называют их незаменимыми работниками, другие – "продавцами воздуха". А как вы считаете, это веяние моды или же острая необходимость?

- Дело в том, что в Казахстане существует кадровый голод, который возник еще до развала Советского союза, так как в тот период специализация Казахстана была аграрно-сырьевой, у нас не было собственной индустрии, все высококлассные специалисты в основном были в европейской части СССР. Вся высокотехнологичная продукция производилась в одной части страны, и это всех устраивало. Мы жили в одном большом государстве, и нам нечего было делить. Все, что имел Казахстан в то время, - добывающие предприятия и сельское хозяйство. После развала СССР Казахстан потерял даже те кадры, которые имел. Это стало для нас ощутимым ударом. Сейчас Казахстан пытается провести в экономике мощный индустриальный прорыв и быстро построить все с нуля. Мы не можем дожидаться, когда наши собственные кадры созреют, пройдут практику и стажировку за границей и сразу станут высококлассными специалистами, это нереально. Поэтому привлечение иностранцев, на мой взгляд, - вполне обоснованная процедура.

- С тех пор, как Казахстан обрел суверенитет, прошло 25 лет. Вы не считаете, что это достаточный срок для того, чтобы взрастить собственные кадры? 

- За 25 лет при продуманной и целенаправленной политике к сегодняшнему дню можно было прийти с меньшим дефицитом. Возможно, немаловажную роль играет низкий спрос на технические специальности из-за упадка сферы промышленности в целом. Нам понадобилась два десятилетия, чтобы понять, какие профессии нам действительно нужны. Только сейчас мы начали целенаправленно готовить специалистов, до этого стипендиатами программы "Болашак" были только юристы и экономисты. Тем временем предприятия, построенные по программе ГП ФИИР, испытают острый недостаток в качественном персонале. В результате казахстанская индустрия создается руками экспатов.

- И в случае "утечки мозгов" условия для иностранных специалистов в Казахстане будут еще более благоприятными?  

 - Я могу сравнить это с межнациональным браком. Если казашка выходит замуж за иностранца, люди бросают в ее сторону осуждающие взгляды. Сколько можно оставаться пещерным человеком? К сожалению, народ живет в плену предрассудков. Казахстан – свободное государство, и люди вправе решать, где им жить и работать, на ком жениться и за кого выходить замуж. Я бы не стал ревновать нашу молодежь к их выбору и препятствовать перемещению. Другое дело, когда кто-то предлагает им лучшие условия, нежели родное государство. Здесь стоит задуматься. Нужно создавать здоровую конкуренцию, чтобы не получилось так: умные уехали, а неудачники приехали. В этом смысле наблюдается перекос. В Казахстане до сих пор существует стереотип "иностранный специалист – лучше", который возник еще в 1990-х и с годами только становился сильнее. Как и 20 лет назад, сегодня любой экспат априори считается жизненно необходимым сотрудником. В реальности они такие же люди, и среди них встречаются бездельники и тунеядцы. Тем не менее, пока казахстанские компании не могут отказаться от такой экзотики. Не скрою, и в моем коллективе есть экспаты в области ИТ, но я отношусь к ним без фанатизма. На собственном опыте убедился, что иностранные рабочие не всегда соответствуют ожидаемому уровню, более того, их навыки бывают гораздо хуже местных специалистов. К счастью, моя эйфория от такой экзотики тут же растворилась. И теперь, когда мне предлагают привлечь к работе иностранца, я отвечаю: "Меня не интересует его гражданство. Покажите, что он умеет".  Пока работодатель не обожжется о непрофессиональные кадры, они так и будут манить его. Думаю, страсти по иностранцам улягутся в ближайшие 3-4 года.

- Когда иностранного специалиста приглашают в ту или иную страну и при этом платят большие деньги, все, безусловно, ожидают увидеть качественный результат. Новый законопроект предусматривает оценку зарубежных работников по балльной системе, включающую уровень образования, стаж, практический опыт работы и иные параметры, позволяющие подтвердить его квалификацию. Как на сегодня в Казахстане выглядит система мониторинга за иностранными специалистами (если таковая есть)?   

- Для Казахстана это, в принципе, глобальная проблема. Нашей стране не хватает современных продвинутых систем для организации работы. Во всем мире это уже считается нормой, а в Казахстане их мало кто применяет. По сути, у нас в стране вообще никого не оценивают, и проблема не в слове "иностранец", а в отсутствии анализа качества работы. В совокупности два фактора – любовь к экзотике и неналаженная система менеджмента качества дают эффект переоценки экспатов. Все были бы равны, если бы существовали количественные показатели результативности. А пока опираются только на послужной список рабочего. Поэтому казахстанский специалист выглядит на фоне экспата непривлекательным. Сегодня в государственных органах и во многих частных компаниях система менеджмента качества не поставлена. Для малого и среднего бизнеса подобный мониторинг – непозволительная роскошь. Иными словами, доходы не покрывают инвестиционные вложения. Все понимают, что это выгодно, но в долгосрочной перспективе, поэтому никто не может на это пойти.  Зато для крупных компаний современные и дорогостоящие подходы вполне доступны.  К примеру, мне известно, что Ицхак Адизес, один из ведущих мировых экспертов в области повышения эффективности ведения бизнеса и правительственной деятельности, приложил руку к трансформации ФНБ "Самрук-Казына". Я считаю, что привлечение гуру макроэкономики – это ступень к современному мышлению и позитивным изменениям.    

- Какой сектор – государственный или частный, на Ваш взгляд, больше нуждается в иностранной рабочей силе?

- Государственный и частный сектор в равной степени нуждаются в зарубежных специалистах. Я бы рекомендовал в МВД, потому что здесь существует недопонимание между гражданами и самой структурой. Например, в Грузии удалось искоренить взятки на дорогах. Я бы пригласил оттуда несколько человек и попросил проделать то же самое в Казахстане. Полезно было бы также приглашать иностранных специалистов в медицинскую сферу с условием обмена опытом. В результате мы взрастили бы собственные кадры на местах. Пока мне лично знакома только одна фамилия из области медицины – Юрий Пя, председатель правления Национального научного кардиохирургического центра. Это прекрасный пример возвращения на Родину казахстанца с многолетним зарубежным опытом. Сейчас операции на сердце превратились в рутинную работу. Всего десять лет назад это казалось невозможным. Поэтому я бы массово приглашал иностранных хирургов, тогда наша медицина процветала бы гораздо быстрее. Я, как человек, который посетил лечебные заведения Европы и Юго-Восточной Азии, могу сказать, что по степени технической оснащенности Казахстан сравнялся с ведущими мировыми клиниками. К сожалению, в нашей стране мало кто может управлять этим суперсовременным оборудованием. Было бы логичным нанять компетентных людей, которые обошлись бы Казахстану не дороже, чем топ-менеджеры национальных компаний.

- Нередко иностранцы не вписываются в наши реалии: бюрократия усугубляется крепкими родовыми связями. В итоге, хорошие специалисты морально устают и возвращаются на родину. Как Вы думаете, могут ли экспаты действительно стать полезными в разрушении стереотипов?

Зачастую причина неэффективности персонала выглядит так: 20 процентов реально работающих людей и 80 процентов балласта. По моему глубокому убеждению, иностранцев необходимо назначать на самые высокие позиции. Именно они могут сломать систему "брат-сват", которая выступает тормозящим фактором в развитии страны. Но при одном важном условии – по завершении контракта иностранец должен показать результат своей работы "как было" и "как стало" и только после этого получать свои бонусы. Казахстанский менталитет может разрушить любую благую идею. Из-за этого многие предложения зарубежных экспертов остаются только теоретическими. Я даже представляю эти диалоги, когда иностранец предлагает уволить половину неэффективного персонала, а в ответ слышит: "Этого не трогать, он мой племянник, а вон та девушка – дочка моего знакомого, ее тоже нельзя увольнять". Как при таких условиях можно требовать от компаний хороших результатов? Скорый отъезд экспата также может быть связан с уровнем жизни в Казахстане, это создает определенный дискомфорт, потому что они привыкли жить иначе. Надо также признать, что для некоторых из них, например нефтяников, работа за рубежом – это своего рода вахта: заработали деньги - и уехали восвояси.

Даже уставшие и покинувшие Казахстан иностранцы, оставляют после себя кусочек выжженной земли. Раз за разом казахские «замашки» будут растворяться на фоне европейского менталитета. Я не хочу быть неисправимым оптимистом в "розовых очках" и говорить, что у нас все замечательно, но и в другую крайность впадать не хочу, жалуясь, что вообще ничего не происходит. Надо признать, что изменения есть, но для того, чтобы расстаться с неуместными в работе родовыми переплетениями, понадобится несколько десятилетий.

- Спасибо за интервью.

- Спасибо вам.

Гульмира Жумабек

Справочная информация:



Загрузка...

Комментарии (0)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!