Аружан Саин: "Госслужба – это не про меня"

Фотография - Аружан Саин: "Госслужба – это не про меня"

Фото: ©Роман Либерчук

Исповедь телеведущей о брате-аутисте, карьере и личном счастье.

12655 3


Еще 10 лет назад ее можно было назвать успешной актрисой, телеведущей, продюсером и новоиспеченной мамой девочек-близняшек. Теперь же она главный филантроп страны и с радостью несет тяжелое бремя ответственности за чужих детей. Если говорить об этой женщине в цифрах, то на счету Фонда "Добровольное общество "Милосердие" (ДОМ), директором которого является Аружан Саин, 1369 спасенных судеб. Однако борьба за жизнь – не единственный проект фонда. Вот уже несколько лет фонд помогает сиротам и детям, больным ДЦП и аутизмом. В эксклюзивном интервью корреспонденту Today.kz Саин рассказала о семейной драме, первых заработках, перестройке и любви.

 Аружан, в последнее время вы уделяете больным аутизмом много внимания. Верите ли, что людей с подобным синдромом можно социализировать?

– Считается, что аутизм – это проблема, с которой человечество еще не научилось справляться. Вся работа, которая ведется сейчас в мире, направлена на попытки социализации и научные исследования, призванные вывести человека из этого состояния. Причин аутизма множество, и мы стоим перед огромной проблемой, которую не знаем, как решать. Сейчас есть методики, которые активно продвигаются, у нас множество детишек, за которых мы боремся. Случаи сложные. Например, есть мальчик, который не слезал со шкафа – родители не могли попросту выйти из комнаты, или девочка, которая ела еду только белого цвета (она панически боялась цветов), другой – только повторяет за тобой твои вопросы. Для всех них мы арендуем дом, в котором дети занимаются совместно с родителями. Этот проект состоялся благодаря ФНБ "Самрук-Қазына" и компании "Эфес". В группе с этими детьми ведет уроки и мой братишка Ауэз.

Фото -

– Вы не понаслышке знаете, что такое аутизм. Ваш брат Ауэз тоже столкнулся с этой проблемой, не это ли стало причиной открытия проекта "Аутизм победим"?

– Мои родители ни на секунду не опускали руки и не оставляли надежду, когда узнали, что у Ауэзки аутизм. Куда только ни ездили, что мы только ни делали, даже пересадку стволовых клеток, что небезопасно. Родители для меня – пример этой борьбы, им говорили: "Родите себе другого, откажитесь, отдайте его в больницу", но они верили, что человечество обязательно найдет выход, как справиться с этой проблемой. Там, где можно что-то сделать, никогда нельзя опускать руки. Сейчас Ауэз взрослый, ему 30 лет, и, вероятно, он не сможет достичь больших результатов, как малыши, но у нас большой плюс: он не закормлен таблетками и инъекциями, что губительно влияет на мозг. Он у нас окончил школу, директор всегда была за то, чтобы Ауэз ходил на уроки, одноклассники не смеялись над ним, он имел возможность заниматься фортепиано. Сейчас Ауэз в качестве эксперимента работает как волонтер в проекте "Аутизм победим", он занимается с детьми, и у него это неплохо получается. У него есть с ними контакт, они как-то чувствуют, что одинаковые. Я все-таки надеюсь, что у моего братишки будет семья, дети.

– Детям с синдромом аутизма часто ставят диагноз "задержка речевого либо психомоторного развития", как вы поняли, что у Ауэза аутизм?

– Для него совершенно непонятны деньги, он идет в магазин и не понимает, зачем нужно брать сдачу, он не способен навредить, дать человеку отпор, сделать больно. Я убеждена, что именно такие особенные люди – послание нашему человечеству о том, чтобы мы поняли, какими нужно быть и как относиться друг к другу. В детстве Ауэз рос нормальным ребенком, мы замечали единственную странность, что он не расстается со своим одеялком, даже в поездки брали любимое одеяло с собой. Затем в детском саду он стал меньше и меньше говорить. Сейчас Ауэз намного общительнее, нежели раньше: он разговаривает с нами, со специалистами, детишками по проекту. Было время, когда все ребята с нашего двора, окончив школу, разъехались, он остался в вакууме и ушел в себя, сейчас же картина противоположная: у него есть социум и среда, в которой он полезен.

Фото -

 Я понимаю, что не в силах изменить ситуацию, ну нет волшебной таблетки, которая поможет моему братишке, однако я могу попытаться изменить мир, который станет к нему доброжелательным. Думаю, что нашей семье послан такой ребенок, потому что мы способны дать ему любовь и пройти через это испытание, здесь главное – понимать ценность семейных уз.

– Очевидно, что семейные узы для вас не второстепенны. Какие еще ценности для себя вы вынесли за годы в браке? 

– Считается, что люди успешны, если у них крутая машина, одежда или телефон последней марки. Без этого всего ведь можно прожить! Для того, чтобы иметь здоровое питание и необходимую одежду, человеку нужно попросту что-то уметь делать своими руками. Незнание меры и погоня за мнимыми ценностями разрывают людей друг от друга. Мне непонятно, когда человек не хочет водить своих детей в кружок – лучше потратит деньги в модных кофейнях или купит новый девайс. Я стараюсь прививать это своим детям, пусть они будут самыми счастливыми людьми, неважно, в какой профессии. У меня двое дочурок-близняшек, которые занимаются балетом, ИЗО, шитьем. Диана хочет быть биологом, поработать в службах спасения животных, поучаствовать в международных экспедициях. София мечтает стать архитектором – собираем дома все коробки, и она из них что-то мастерит. Наш папа занимается бизнесом, он ушел из авиации, где тогда мало платили, ради семьи и детей.

– Вы считаете мужа основным кормильцем семьи и добытчиком денег или ваше телепроизводство может составить этому достойное дополнение?

– Главный в доме, конечно же, мужчина, и он зарабатывает больше. Был период, когда у телекомпании были хорошие времена, сейчас наоборот. Но могу с уверенностью сказать, что все нажитое имущество – дом и все, что в нем – заработал отец моих детей.

– Вы давно ведете бизнес, сколько человек работает на Аружан Саин?

– В благотворительном фонде штат в 14 человек, это отдельная юридическая организация, которой я уделяю 80 процентов своего времени. Но это не работа, а жизненная потребность как человека, как матери. Что касается продюсерского центра "Аружан и Компания", то я имею половину акций этого бизнеса, другая половина принадлежит моей подруге и компаньону Замире. Мы арендуем помещение, платим зарплату 30 сотрудникам, у нас настоящее предприятие, мы – казахстанские производители, представляем отрасль – производим телевизионные программы. Находить деньги на постоянное производство телепередач в Казахстане крайне сложно, при этом мы в эфире уже 23 года. Если бы я занималась исключительно бизнесом, то могла бы зарабатывать намного больше, чем сейчас, да простит меня моя творческая команда.

Фото -

– Вы строгий шеф?

– У меня титры не менялись уже 20 лет, на кого я тут могу кричать? (смеется – Прим. автора). Одни и те же люди создают для зрителей передачи и делают это очень хорошо, иначе бы мы не работали вместе столько лет. Бывают, конечно, огрехи, но все мы люди, я тоже ошибаюсь, так что я не сержусь. Однако если есть веский, основательный повод, то могу и рассердиться.

– Хватка к бизнесу была у вас всегда или это больше приобретенные навыки?

– Я продавала в детстве  газету "Караван", и мои родители поддерживали меня в стремлении зарабатывать. Мой папа – инженер-сейсмолог, долгое время работал в агентстве по чрезвычайным ситуациям, Саин Сазанбаев, объездил все места катастрофических землетрясений – Спитак, Зайсан и другие. Он всю жизнь работал и знает, как обеспечить семью. Мама – преподаватель, и сейчас она задействована в благотворительном фонде. Это советские люди, которые знают цену благополучию, поэтому моему желанию подрабатывать они не мешали. В 13 лет я договорилась с директором школы не посещать занятия в пятницу и субботу, потому что "Караван" выходит по пятницам. При этом я буду сдавать темы заранее. Педсовет возмутился, но директор поддержал мои начинания. Так я получила возможность для первых заработков. Папа сделал мне стол-книжку, с которым в шесть утра я ехала в редакцию и брала 100 газет. С этим добром я отправлялась на "Атакент" и продавала газеты. В сильные морозы я надевала на себя много одежды, сапоги тогда появились теплые – дутые "Аляски" – и сидела до последней газеты. История с обесцениванием денег прошла буквально на моих глазах: сначала "Караван" стоил 15 копеек, потом 25, потом 50, 75, потом полтора рубля и больше. Я зарабатывала почти 100 рублей в месяц, родители складывали эти деньги и, когда мне исполнилось 18 лет, мне купили первую машину. Это была подержанная Honda Ballade 1983 года, благодаря которой меня знали все СТОшники Алматы. Она ломалась, и я крутилась вокруг них и интересовалась каждой деталью, в итоге меня прогоняли из ремонтного бокса.

– В конце декабря в Астане состоялся новогодний бал с участием Президента, все средства от которого были перечислены в фонд "Добровольное общество "Милосердие". Общественность неоднократно замечала трепетное внимание Главы государства к вашему фонду. Почему он выделяет деньги именно вам? В благотворительных организациях есть свой рейтинг доверия?

– Нашему фонду в этом году исполняется 10 лет. За это время мы оказали помощь 1369 детям, работает проект "Казахстан без сирот". Мы начали направление с ДЦП и аутизмом. Это не работа конкретно Аружан Саин и ее команды из 14 человек. Прежде всего это результат всех казахстанцев, и Нурсултан Назарбаев, безусловно, своей помощью оказывает доверие всем неравнодушным и добрым людям, живущим в Казахстане. Хочу сказать, что вся помощь, которая оказывается через наш фонд,  это не мои деньги и не деньги одного или двух олигархов, это деньги народа, бизнеса, который по крупицам, отправляя SMS-сообщения и делая пожертвования, оказывая услуги и предоставляя товары, помогает миру быть лучше. Президент видит искренность намерений, что это по-честному.

Фото -

– Расскажите о своей первой встрече с Президентом страны?

– В 2010 году мы впервые встречались с Президентом на мероприятии "Көктем шуағы", тогда Нурсултан Абишевич поздравлял женщин с 8 марта. После этой встречи кардинальным образом решился вопрос по кардиохирургии новорожденных, по работе министерства здравоохранения в плане выделения квот на лечение за рубежом для граждан Казахстана. Я знаю, что Президент сам выбрал наш фонд и Фонд развития казахского языка, когда принимал решение о том, каким благотворительным организациям направить  600 тысяч долларов, которые он получил в качестве премии "Шелковый путь" от КНР. Благодаря пожертвованию Главы государства была оказана помощь в лечении и проведении жизненно важных операций 39 деткам, было приобретено оборудование для реанимации Алматинской инфекционной больницы и оказана помощь детям в проекте "Аутизм победим". Собранные на новогоднем балу 18 миллионов тенге мы также потратим на несколько направлений фонда. Спасибо за это всем гостям бала и акимату Астаны, ведь сейчас в связи с кризисом сложно с благотворительностью.

Фото -

– В марте будут внеочередные парламентские выборы, не хотели бы баллотироваться в депутаты?

– Госслужба – это не для меня, я слишком эмоциональна и в системе вряд ли смогу работать, я творческая. Среди гражданского сектора тоже нужны люди, способные к диалогу. Я женщина, возможностей договориться у женщин выше, и они выражены дипломатичнее, чем у мужчин. Во власти нужна больше жесткость, согласитесь. Плюс, я отношусь к госслужбе как к высшей степени ответственности, к чему я сейчас не готова.

 Вы эмоциональная, при этом видите множество сложных судеб... Как удается снимать ежедневный стресс?

– Помогает балет, которым я с детства занималась, меня научили преодолевать препятствия. Это было больно и сложно, но я это прошла, пусть и не стала балериной. Отсюда закалка духа, как и в детстве, я не несу домой негативные эмоции, иначе со мной не смог бы жить ни один мужчина и дети бы сбежали (смеется - Прим. автора). Супруг и дочки меня очень стимулируют и помогают, ведь от обсуждений мало что меняется, меняется скорее от действий, и этого закона я придерживаюсь всю жизнь. Я очень люблю читать, шить и… море. Когда я открыла для себя Красное море и красивые рифы, я переродилась. В Египте мы видели огромных скатов "манта", "рыбу-наполеона", дельфинов, и мне кажется, что я прям растворяюсь в пространстве, в той гармонии, жизни, которая под водой. У людей, как и у природы, должна быть безусловная любовь, то есть нельзя говорить: "Я буду тебя любить, если ты будешь хорошим мальчиком". Нужно любить безусловно, и Вселенная ответит тебе этим же.

Фото -

– Вы поддерживаете отношения с родителями детей, которым помог фонд в акции "Подари детям  жизнь"?

– Стараюсь поступать так меньше, потому что моя главная задача – найти деньги и постараться помочь. Общение с родителями, сбор документов, поиск клиники – этим занимаются координаторы. Выделить кого-то конкретного из деток тоже не могу, каждое исцеление – это для меня большое чудо и каждая потеря – огромное горе. Я эмоциональная, и меня выбивает из правильной колеи то или иное известие, я даже стала замечать, что могу почувствовать боль ребенка физически. Из забавного могу вспомнить девчонку Арайлым Бортанову, которой пересадили донорскую почку китайской девочки. Почка прижилась отлично, Арайлым сейчас учится в Китае, и когда приходит к нам в фонд в гости, принося ароматный плов,  шутит: "Тетя Аружан, я китайский выучила, это мне именно китайская почка помогла". 




Загрузка...

Комментарии (3)

Input is not a number!
Input is not a email!
Input is not a number!


Сергей 21 янв. 2016

Аружан,молодец!!!

Ответить


Зарина 22 янв. 2016

Таких мало в нашей стране! Не перестаю восхищаться! Дай Бог ей здоровья и сил на долгие годы! Пусть будет примером для многих!

Ответить


Ахан 22 янв. 2016

Аружан 1369 адамның жүрегі соққан сайын Сіз бақытты бола бересіз!!!

Ответить