6512
1

Фатима Жакыпова: О трендах на госслужбе РК и конкуренции в высшем образовании

Ректор Академии государственного управления при Президенте РК рассказала, как госслужащих учат новой культуре работы.
Фотография - Фатима Жакыпова: О трендах на госслужбе РК и конкуренции в высшем образовании Фото пресс-службы АГУ при Президенте РК

В современном Казахстане государственная служба – тема для обсуждения практически первой важности. Население страны, средства массовой информации и международные организации всегда уделяют пристальное внимание событиям, происходящим в этой сфере. При этом оценка этих событий не всегда однозначна. С одной стороны, в правительстве нам постоянно рассказывают о большой работе по совершенствованию системы госаппарата. С другой стороны, высказывается оппозиция происходящим изменениям.

Действительно ли все так неоднозначно в казахстанской госслужбе? Об этом и последних трендах в обучении госслужащих редакции Today.kz рассказала ректор Академии государственного управления при Президенте РК Фатима Жакыпова – глава учебного заведения, в котором работают над повышением квалификации "слуг народа".

- Фатима Надыровна, вы руководите Академией госуправления с 2016 года. Какие задачи вы в первую очередь поставили перед собой после назначения?

- Да, недавно исполнился год, как распоряжением Президента РК я была назначена ректором академии. Конечно, год – очень короткий срок для истории, но достаточный для отдельной организации –  это часть жизненного цикла.

Сегодня академия является единственным в стране учебным заведением с официально закрепленным статусом по подготовке и переподготовке госслужащих. Этот статус налагает на нас в два раза больше ответственности.

В прошлом году, когда я приступила к своим обязанностям, мы с помощью коллег из Высшей школы государственной политики Назарбаев Университета и Школы госполитики имени Ли Куан Ю Национального университета Сингапура провели SWOT-анализ деятельности академии.

По его итогам мы выявили необходимость "перезагрузки" образовательной деятельности академии. В результате провели редизайн образовательных программ магистратуры и докторантуры, разработали программы, максимально приближенные к текущим потребностям госслужбы и ее перспективам.

Фото -

Конечно, теперь мы выдвигаем большие требования к кадрам, потому что нужно работать по-новому. Мы считаем, что должны преподавать люди, которые в себе органично сочетают теоретическую подготовку, практический опыт и проведение исследований.

- Насколько мне известно, академия занимается и исследованиям в сфере госслужбы. Мы все понимаем, что в этой сфере есть своя специфика. К примеру, вокруг всех госслужащих в общественном сознании сформировался определенный образ. Не полностью положительный. Готовы ли госслужащие менять этот образ, готовы ли они меняться сами?

- Я отчасти согласна, что есть такое общественное восприятие госслужащего. В прошлом году мы провели небольшое исследование и посмотрели, какой у государственного служащего в Казахстане сейчас имидж.

Проанализировали и поняли, что здесь много аспектов. К примеру, как участвуют в формировании этого образа средства массовой информации?

Если посмотреть новости про назначения, то это обязательно иллюстрации с черными кожаными портфелями, черные кресла и костюмы.

Граждане внимательно читают СМИ, и у людей о госслужащих складывается мнение, негативный образ, восприятие "черного".

Фото -

Это накладывает отпечаток на казахстанских госслужащих, которых в нашей стране более 92 тысяч. Но надо помнить, что это чьи-то мамы, папы, братья, сестры, дети. И они такие же граждане Казахстана, как и мы с вами.

К примеру, профессия врача – лечить людей, учителя – обучать, так и у госслужащего есть своя специфика. Я бы сказала, что в любой стране мира госслужба – это высший уровень принятия решений. Соответственно, это большая ответственность для служащих.

Конечно, есть место негативным случаям, когда нарушается закон, преступаются принципы добропорядочности, отсутствует стрессоустойчивость. Но большинство госслужащих добропорядочные и ответственно относятся к своей работе.

Сейчас идет активная работа по изменению самих механизмов работы госслужбы. Внедряется проектный менеджмент в государственном управлении. 

Фото -

Например, 150 сотрудников центральных и местных госорганов уже прошли обучение по принципам такого менеджмента. На базе АГУ для этих целей создан Центр развития проектного менеджмента в государственном управлении.

- Среди прочих компетенций чаще других упоминают "добропорядочность". Что это такое? Какого госслужащего можно назвать добропорядочным?

- Добропорядочность – это относительно новый термин, который сейчас присутствует в Единой рамке компетенций для госслужбы.

Добропорядочность подразумевает, что человек априори антикоррупционные ценности не только несет в себе, но и накладывает их на окружающих. Нельзя же сказать, к примеру, что я добропорядочный человек, если я пройду мимо каких-то негативных проявлений со стороны своих коллег или родных.

Фото -

То есть этот термин в целом подразумевает нулевую терпимость. Поэтому добропорядочность имеет более глубокий смысл, она гораздо шире, чем персональная борьба с коррупцией. Соответственно, этот термин сегодня предполагает не просто борьбу с коррупцией, но и взращивание новой культуры.

- Говоря о борьбе с коррупцией, конечно, видно, что в нашей стране много в этом направлении делается. Однако рейтинги некоторых зарубежных организаций при этом особой положительной динамики не показывают. С чем это может быть связано?

- В первую очередь, здесь речь идет об индексе восприятия коррупции Transparency International. Это инструмент, который скорее замеряет не сам уровень коррупции, а отношение людей к наличию или отсутствию коррупции в той или иной стране.

И на сегодня у нас идут серьезные разногласия между тем, как наша страна оценивается международными организациями, и тем, что реально происходит.

Фото -

Могу сказать, что это даже не мы такую полемику ведем, а международные эксперты, которые работают в этой сфере. К примеру, декан Школы государственной политики имени Ли Куан Ю Национального университета Сингапура Кишор Махбубани недавно заявил, что Казахстан недостаточно справедливо оценивается Transparency International, учитывая те усилия, которые прилагает страна.

Но надо сказать, что Transparency замеряет восприятие, а не саму коррупцию. Наверное, мы сами себя занижаем. Мы сами воспроизводим все в черных красках, усиливаем негативное восприятие того, что, может, на самом деле не имеет место быть. Соответственно, индекс восприятия коррупции – это то, как мы сами себя оцениваем.

- Сейчас повсюду стало модным внедрять так называемое "корпоративное управление". Внедряете ли вы такие инструменты у себя?

- Да, развитие системы корпоративного управления в академии является одним из важных направлений нашей работы. И в целом сейчас это генеральный тренд в высшем образовании Казахстана.

Такое управление дает возможность получить большую академическую свободу. Однако же все зависит от позиции самого вуза, потому что самостоятельность – это, прежде всего, ответственность.

И вот система корпоративного управления – это такой хороший инструмент для реализации этой самой ответственности и подотчетности вуза.

Как это работает у нас. Сейчас преподаватели и сотрудники академии могут быть максимально вовлечены в принятие решений. Созданы различные комитеты, в которых преподаватели могут обсуждать и высказывать свои позиции. Можно сказать, что это культура, которая у нас постепенно формируется. Но нужно помнить, что сразу все не получится – такой переход от вертикальной иерархии решений к коллегиальной требует времени.

Точно так же наши обучающиеся участвуют в принятии решений. Для этого у нас есть совет магистрантов и докторантов, который действует достаточно давно.

Вот конкретный пример. В конце 2016 года мы начали внедрять новую академическую политику. Мы попросили учащихся посмотреть, чтобы они могли предложить по изменению программ или внесению новых компонентов. Они представили свое мнение по этому вопросу, которое мы постарались максимально учесть. Это тоже своего рода клиентоориентированность.

- Корпоративное управление – это, конечно, сильно помогает развитию вуза, но все же это учебное заведение и держится оно на профессуре. Как сейчас меняются требования к преподавателям вузов?

- Мир быстро меняется, и профессора должны быть в тренде. Они должны уметь изменяться быстрее, нежели их студенты. Почему? Потому что в аудиторию приходят студенты с гаджетами, заряженные информацией из различных источников.

Каждый день профессора читают новые исследования и новости в разных отраслях и думают, как это можно внедрить в свои лекции. Это требует больших усилий. И тут вопрос: "А насколько мы готовы к таким большим усилиям, чтобы оставаться на плаву?"

Есть большой соблазн читать лекции, которые подготовлены давно. А есть другой, более серьезный вызов – приложить максимум усилий и измениться вместе с миром. Поэтому здесь очень чувствительная сфера, и касается она не только Казахстана – это такая международная ситуация.

Фото -

Поскольку вызов этот глобальный, сейчас некоторые контрагенты – крупные корпорации и банки - развиваются гораздо динамичнее, становятся основными конкурентами университетского образования. Уже не секрет, что сейчас человек может получать знания без границ.

Поэтому мы просим наших преподавателей готовить наиболее современные материалы, просим, чтобы они поддерживали высокие языковые компетенции. Это однозначно государственный язык, русский и иностранный языки.

Сейчас минимальные требования по IELTS при поступлении в вузы идет где-то на уровне 4.0, где-то - 6.0. Тогда какой уровень должен быть у профессора вуза, куда придут учащиеся с таким уровнем языка? Это сложный вопрос.

- Интерес к поступлению в АГУ растет? Как меняются требования к поступающим?

- Интерес всегда был, есть и будет. Интерес, конечно, вызван как и индивидуальным желанием развиваться, так и требованиями системы.

Фото -

Поскольку мы сейчас переходим к карьерной модели госслужбы, то получение образования, развитие своих личных навыков и компетенций будет учитываться при карьерном росте. Диплом нашей академии – это не просто документ об образовании, а свидетельство того, что госслужащий отучился и развил свои компетенции, которые нужны для занятия той или иной государственной должности. Соответственно, каждая наша программа привязана к определенному должностному уровню.

В прошлом году мы сделали первый шаг по изменению требований по поступлению. Прежде всего, мы подняли должностной уровень для поступления на некоторые программы академии. К примеру, если ранее в докторантуру могли поступить госслужащие с позиции C4 – это экспертный уровень, то в 2016 году на обучение принимались только лица, занимающие руководящие должности, а это, как минимум, категория C3.

Почему именно так? Потому что для экспертного уровня достаточно знаний, полученных в бакалавриате и магистратуре. А докторантура – это уже более высокий уровень принятия решений. Это аксиома международной практики.

В этом году мы работу продолжили, внедрили новую систему приема. Поскольку академия имеет особый статус, то законом "Об образовании" предусмотрена норма самостоятельно определять порядок приема на обучение. Соответственно, сделан переход от тестирования по иностранному языку в Национальном центре тестирования к международным тестам Aptis, IELTS, TOEFL. Мы полагаем, что данное тестирование позволит более точно выявить языковые компетенции наших слушателей. Мы одними из первых после Назарбаев Университета делаем переход к международным тестам английского языка. И при этом мы можем отметить высокую заинтересованность со стороны госслужащих в изучении английского языка.

Также мы перешли от стандартных тестов по специальности к проведению собеседований с решением кейсов или ситуационных задач.

Еще один момент – по эссе. Претенденты и ранее их писали, но, начиная с этого года, будут писать так называемое "дифференцированное эссе" – не только мотивационное, но и предметное. Это два отдельных текста, но объем у них стандартный – не более тысячи слов.

Надеемся, что такой подход позволит отобрать наиболее подготовленных кандидатов. Хочу подчеркнуть, что это нисколько не умаляет достоинств всех претендентов. Но тут нужно помнить, что в ходе обучения сохраняется место работы и должность за обучающимся и выплачивается стипендия, поэтому высокие требования вполне обоснованы.

- Сколько слушателей академия примет в этом году?

- Согласно государственному заказу мы примем 120 человек на программы магистратуры и 12 – на программы докторантуры. Кроме того, есть практика выделения грантов региональным хабом в сфере государственной службы и Фондом Ханнса Зайделя.

- Какое у вас видение АГУ как организации в будущем? Какое место академия может занять в системе образования Казахстана?

- На ваш вопрос могу сказать, что Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан в будущем – это интеллектуальная платформа для подготовки управленцев, которые будут служить стране и миру на очень высоком квалификационном уровне в условиях вызовов XXI века.

- Спасибо за интервью.

Загрузка...
  • Жәнібек
    Мемлекеттік қызметке түсу жастарға қиын, тек аға-көкең болмаса түспейсін. Меритократиялық принцип жұмыс істеп тұрған жоқ. Қазіргі кезде ағылшын тілін білсең, қолында шетелдік білімін болса ғана қызметке тұра аласын. Бірақ ол да нақты емес. Қазақ тілінде бітіріп жатқандар қаншама оларға орыс тілінде құжат айналымына бейімдеп, қайта оқытқызады. Елге қызмет етуде мемлекеттік тілде тек еркін меңгеру емес, құжаттарды да жазуға міндеттеу керек.