Такие разные мамы. Каково быть бизнес-мамой и мамой особенных детей в Казахстане

Жизнь
3568
Редакция Today.kz запускает цикл историй.

Помните, чем вы занимались перед праздником 8 марта в детском саду и начальных классах? Мы вырезали тюльпаны и восьмерки из разноцветной бумаги, вклеивали их в картонную открытку и выводили фломастером или красками имя адресата: "Маме".

Какой была мама в тот восьмимартовский утренник? Во что она была одета? Ей было весело или грустно? Почему?

В канун Международного женского дня редакция Today.kz запускает небольшой цикл историй о мамах. Потому что они такие разные. Такие разные истории. Такие разные мамы.

I. Особенная мама особенных детей

Зульфия и Равиль Камерденовы снимают небольшой частный дом в районе старого города. По словам женщины, переехали они сюда меньше года назад. Так лучше для детей. Для Зульфии дети – это единственное, ради чего стоит жить и бороться.

Фото -

Зуля и Равиль познакомились больше 10 лет назад. "Просто между нами вспыхнула индийская любовь" - именно так женщина описывает их отношения. Они хотели детей. Очень сильно. Судьба распорядилась по-своему.

В семье Камерденовых долгожданные сын и дочь. Только вот у 11-летней Ясмин диагноз "ДЦП". У 10-летнего Камильжана – ДЦП и ретинопатия. Мальчик совсем ничего не видит.

Фото -

- Зульфия, как протекала беременность?

- Год мы планировали, проходили лечение. В 30 лет я родила Ясмин. Беременность проходила нормально, как говорили акушеры и гинекологи. Были проблемы с почками, я лежала на сохранении, но все было в порядке. Я легла в роддом на седьмом месяце беременности. Мне сказали, что есть риск не выносить ребенка, и вызвали искусственные роды. Обкололи обезболивающими и стимуляторами родов так, что я себя толком не чувствовала. Ребенок начал задыхаться внутриутробно, акушеры испугались и начали выдавливать мою малышку. Выдавили ребенка уже без сердцебиения. Она закричала только через минуту или полторы. Она лежала в реанимации три дня. Врачи начали винить меня: "Вы, наверное, болели. У вас ребенок родился с патологиями".

Ясмин для нас была долгожданным подарком. Этот подарок травмировали, а обвинили в этом меня

Нас выписали через 40 дней. Мне сказали, что нервная система ребенка травмирована, но назначили лечение и сказали, что все будет хорошо. Только в 10 месяцев мы узнали, что у ребенка ДЦП.

Ясмин поставили диагноз, когда я уже была беременна сыном. Камильжан родился шестимесячным, как раз когда у ребенка созревала сетчатка глаза. Мы лежали в роддоме 80 дней. Он не мог без кислорода, не умел даже сосать грудь – не было рефлекса. Нас направили на экстренное УЗИ… Нам делали коррекцию два раза. Повредили неврологию. Он не видит, но реагирует на свет. Сейчас стала развиваться катаракта на левом глазе. Он все понимает. Единственное, что не говорит…

Фото -

- Зуля, вы сейчас работаете?

- Нет, не работаю. Только с детьми. Бывают заказы, готовлю на вынос. Кто-то говорит, что дорого, но я вкладываю все усилия, покупаю хорошие продукты, стараюсь, чтобы людям понравилось. Муж работает мебельщиком сам на себя. Делает вещи на заказ. Клиенты – все свои, работают и знают его много лет. Иногда бывает, что нам нужно экстренно уезжать, поэтому здесь у него возможностей больше.

- Как складываются ваши с супругом отношения?

- Возвращаться в то прошлое очень тяжело. Мы много чего прошли из того, что вспоминать не хочется. Было и хорошее, и плохое. Но мы с мужем решили, что нужно идти вместе. Как бы там и что бы там ни было. Когда мы узнали, что оба ребенка в семье – инвалиды, мы были шокированы и не знали, что делать, как быть. Между нами были проблемы. Родственники перестали с нами общаться. Единственные, кто рядом – наши родители. Мы никого не осуждаем. Мы просто решили подстроиться под мир детей, а не подстраивать их мир под наш.

У нас не все было идеально. Когда родился Камиль, у нас с мужем был большой перерыв в отношениях. Мы просто были очень растеряны. Два года не жили вместе, но муж не бросал нас – приходил, помогал, поддерживал. А потом так случилось, что нужно было экстренно везти детей на реабилитацию. И мы решили сойтись. 

Он сказал: "Вы – моя семья. Как бы там ни было, это мои дети. Это мой сабр, и я должен нести его достойно"

- Какие они – ваши дети?

- Когда они были маленькими, с Камилем было сложно. Он, если что-то не по нему, начинает кусаться. Мы очень долго шли к тому, чтобы он начал хорошо к Ясмин относиться. Были моменты, когда он кусал ее. Но со временем понял, что у него есть сестра. Ясмин за ним смотрит, всегда подсказывает, если что-то происходит.

Фото -

Оказывается, незрячие дети боятся чужих. Он находится в своем мире, любит музыку – она всегда играет у него в комнате. В школу и садик Камиля не берут, потому что у него бывают судороги и он не разговаривает. Он мягкий ребенок, но к чужим относится с опаской – у него какой-то свой страх.

Фото -

Ясмин у нас очень любит чужих. Быстро идет на контакт. Все говорят, что Камиль выглядит старше нее. Она молодец, я за нее не боюсь. Мы с ней как подружки. Она любит гулять.

- Зуль, как вы чувствуете себя в обществе?

- Для нас мир разделился на наш мир с детьми, который нам подарил Всевышний, и тот, уже ненормальный для нас мир, который был. Эти дети научили нас жить. Развернули мир, в котором мы были когда-то, и мы поняли, что можно жить по-другому. В жизни много чего было. Были падения, предательство, унижение. Море слез и обид.

Были люди, которые смотрели на наших детей как на заразу, боялись, что это передается, отдергивали своих детей. Говорили им: "Не подходи, это страшно. Не трогай. Не смотри". Беременные обходили стороной и боялись смотреть. Но все мы одинаковые, и не нам нас равнять

- Зуля, где находить в себе силы для того, чтобы бороться с этим каждый день на протяжении 11 лет?

- Разговаривать, во-первых, с собой. Оказывается, нужно все начинать с себя. Найти в этой жизни что-то хорошее для себя. Не надо себя убеждать в том, что просто "все будет хорошо". Надо расслабиться и получать от этого удовольствие – от того, что у вас есть такие дети. А еще у нас дома рот ни у кого не закрывается. Мы стараемся, чтобы дети наши старались и учились с нами разговаривать. Если дома будет такой настрой, если мы будем поддерживать друг друга, то на самом деле все будет хорошо. Да, у меня ребенок не ходит. Но мой ребенок ничем не хуже других. Я знаю это и могу спокойно выйти с ними в общество. Я никогда своих детей не закрываю – почему мне должно быть за них стыдно? А силы – силы мы находим друг у друга. Муж пришел с работы: я у него, а он у меня интересуется, как день прошел. Днем мы звоним друг другу. Он думает, что мне тяжелее, чем ему. Но я знаю, что ему тяжелее: он переживает за меня и за детей. Это карусель. Семья есть семья.

Фото -

Мы долго думали о Зуле и ее детях после встречи с ними. Говорить об этой маме что-то постскриптум – глупо и, наверное, банально. Сколько таких женщин в нашей стране? Десятки, сотни?

Зульфия – как соль земли, редкий и потому драгоценный вид мамы, которая живет, дышит и просыпается с одной только мыслью, наполняющей все существование смыслом. Ее смысл – это ее дети.


II. Мама, дети и восемь социальных проектов

А вот Эльмира Карманова – самая настоящая мама-непоседа. К 37 годам у Эль (а она называет себя именно так) есть муж, две замечательные дочери Шаде и Дияра, стильный "ежик" на голове и восемь социальных и бизнес-проектов, направленных на развитие образования школьников и дошколят. Алматы, Санкт-Петербург, Москва и снова Алматы – эту женщину между собой рвут на части города, континенты и люди, и каждому из них Эль старается не только уделить внимание, но и подарить теплоту.

Фото -

- Я, наверное, очень плохой ролевой пример бизнес-мамы, потому что меньше всего на самом деле я занимаюсь бизнесом. Социальный предприниматель – да. Это про меня. Если говорить по-честному, говорить о прибыли нам пока рано. Создаем семь проектов, есть общественный фонд, скоро запустим новый видеопроект. Все это – поддержка хороших людей, неравнодушных к системе образования. Я имею небольшой личный опыт как человек и предприниматель. Мы создали ТОО "Комунити" вместе с супругом и нашим другом два года назад – 28 апреля 2016 года.

- Социальное предпринимательство в вашей жизни появилось до или после того, как вы стали мамой?

- Шаде сейчас девять лет. Как волонтер в социальных проектах я уже больше 10 лет. Я консультировала социальные проекты, а потом, в какой-то момент, когда уже появились дети, и ты понимаешь и видишь недочеты системы образования – хочешь, как человек активный и проактивный вложить свою энергию в решение хотя бы части проблем. 

Хотя бы создавать созидательную атмосферу для своих детей

- Должен ли проблемами образования детей заниматься именно тот человек, у которого есть дети?

- Ну, да. 80-90 процентов работающих над проектами для детей – родители. Как волонтер проектов, где есть особые дети, скажу, что и там такая же история – очень высокий процент именно участия родителей. К сожалению, за 26 лет мы не создали в стране ни прецедентов, ни системы, которая бы как-то могла учитывать особенности этих детей. Не при детях, конечно, будет обсуждать детей, но у нас в семье демократичные отношения, поэтому я могу это сказать. Я – мама двух дочек, и я всегда за то, чтобы мы создавали прецеденты и условия, чтобы хотя бы они не испытывали тех сложностей, которые есть у нас.

Фото -

- В чем проблема нашего общества?

- Когда начался конфликт с Водяновой, больше всего я расстроилась не из-за того, что редакция мужского журнала что-то написала, а из-за того, что женщины говорят: "Нет таких проблем". Ну как же? У нас настолько зашорено зрение, что мы относимся к подобному как к норме. Но это не норма. Не норма, что муж может бить жену. 

Я, будучи взрослым человеком, теряюсь, когда происходит насилие. Я не знаю, что делать

На одной конференции говорили о том, что больше 70 процентов родителей не считает проблемой и считает полезным бить детей. Я испытала шок. Но еще больший шок у меня был, когда кто-то из блогеров написал: "Как вы думаете, шлепок по попе – это насилие над ребенком?". Почти 90 человек написали, что это нормально. Если мы говорим, что ребенок – человек, то человека бить нельзя. Но когда речь идет о детях, мы как-то подменяем понятия.

- Насколько материнство меняет женщину?

- Кто-то написал о том, что жизнь после родов меняется на 180 градусов. Думаю, это так. Сейчас все, что я скажу, будет банальным. Но, во-первых, появился какой-то невероятный смысл, который заставляет тебя вставать каждое утро и по ночам. Я стала очень чутко спать. Раньше я работала в шоу-бизнесе, спала в любом состоянии и в любое время, а с детьми это меняется. Еще более чутким становится сердце, и ты становишься внимательным к окружающим.

Есть и обратная сторона – тебя уже легко ранить, когда происходят какие-то вещи

Но зато приходит некая мудрость, потому что дети – это такая возможность заново пережить что-то и почувствовать жизнь по-другому.

Фото -

- Успешная женщина – она сильная и независимая, или все-таки для нее важна поддержка второй половинки?

- Мне кажется, все индивидуально, и говорить о том, что является залогом успеха – очень сложно. Если говорить про меня, то мои близкие, когда увидели меня мамой, сказали: "Меньше всего мы ждали, что ты станешь женой и мамой, потому что мы думали, что ты станешь карьеристкой и будешь строить хорошую карьеру…". Но нет. Я встретила человека. В этом году будет уже 11 лет, как мы официально женаты. Сейчас как никогда я чувствую его поддержку. И сейчас для меня это очень важно. Сейчас мне 37, и иногда некоторые вещи уже очень сложно делать. 

10 лет назад я могла несколько суток не спать и работать, а сейчас показатели другие – чтобы хорошо поработать, нужно поспать. 

Иногда мне кажется, что я успеваю мало, потому что торопыжка и люблю придумать по 30 заданий себе на день, хотя, возможно, что выполнить всего 12 из них – уже круто.

- Как успевать все как мама и при этом быть предпринимателем?

- Да ладно. Те, кто вдохновляют меня, мне кажется, они успевают еще больше. Будет нечестно, а особенно – в присутствии детей, сказать, что это я все успеваю. Нет, конечно. К примеру, с утра папа их отводит в школу и детский центр, а сегодня Шаде из школы забрала бабушка – моя мама. Мама помогает с первого дня, как они родились. И если вы говорите, что активная я, то мама у меня – гиперактивная. Без нее я не знаю, как бы все это было. Очень важный момент именно в том, что семья поддерживает. Когда я вышла замуж, первые пять лет я не активничала в нынешнем понимании. Была женой, мамой. Участвовала где-то только как волонтер. Ничто, как говорится, не предвещало, и для меня было очень важным быть опорой супругу. 

Уже потом, когда началась внутренняя депрессия к 30-ти годам, я переосознала себя, очень благодарна мужу, что он поддержал меня в этом вопросе. В конечном итоге подключился к социальному предпринимательству и он. Некоторые родственники считают, что я дурно влияю на него: работал бы себе в нефтяной компании.

Фото -

От редакции: И если Эльмира говорит, что успевает не так много, как могла бы, то ее дочери – Шаде и Ару, которые присутствовали во время разговора, замечают, что мама устает. Они замечают это чаще, чем коллеги, друзья и родственники Эль.

"Когда мама устает? Такие дни бывают очень часто, но мама не показывает усталость. Мама говорит, что она хочет полежать", - говорит Шаде.

Когда наступают такие дни, Шаде приходит к маме на диван гладить ее по голове. А когда маме грустно, у девочек есть еще один рецепт.

"Когда маме грустно, мы обнимаемся", - на ухо мне говорит Дияра.

Фото -

Согласны ли вы с тем, что в Алматы нужно ввести платный въезд?
34 %

Да. Это улучшит ситуацию с пробками в центре

13 %

Нет. Это только лишний повод содрать деньги с людей

5 %

Да. Но если только въезд будет бесплатным для тех, кто живет вне города, а работает в нем

20 %

Нет. Это нарушение моего права на свободу передвижения

28 %

Оставлю свой вариант в комментариях

Комментарии

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ bodies[news_open].title }}

{{ bodies[news_open].rubric }}
{{ bodies[news_open].views_count }}
{{ bodies[news_open].preview }}
Согласны ли вы с тем, что в Алматы нужно ввести платный въезд?
34 %

Да. Это улучшит ситуацию с пробками в центре

13 %

Нет. Это только лишний повод содрать деньги с людей

5 %

Да. Но если только въезд будет бесплатным для тех, кто живет вне города, а работает в нем

20 %

Нет. Это нарушение моего права на свободу передвижения

28 %

Оставлю свой вариант в комментариях

Комментарии

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить

{{ comment.comment_author }}

{{comment.datetime}}

{{comment.text}} Ответить