Как аферисты наживаются на чужих бедах

Фотография - Как аферисты наживаются на чужих бедах

Фото: ©Геннадий Бандуров

Волонтер благотворительного фонда рассказал, с какими видами мошенничества сталкивалась его организация.

1277 0


Благотворительность становится частью жизни не только меценатов, но и рядовых филантропов. С развитием социальных сетей у неравнодушных казахстанцев появились новые возможности помогать людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Чаще это происходит посредством социальных сетей, где благотворительные фонды публикуют истории людей, страдающих серьезными заболеваниями, с призывом о помощи. В таких случаях особую активность проявляют мошенники, которые различными способами стараются нажиться на чужом горе. О том, с какими видами мошенничества сталкиваются благотворительные фонды и как они с этим борются, в интервью корреспонденту Today.kz рассказал волонтер "Клуба добряков Павлодара" Кайрат Каленов

Он является одним из самых активных волонтеров благотворительного фонда. Организация существует уже два год, за это время добровольцам пришлось столкнуться с разными видами мошенничества, самый распространенный – махинации в Интернете. 

"Мы объявляем сбор больному ребенку и публикуем реквизиты карт с номером Qiwi-кошелька, публикуем привязанный к карте номер телефона, который является номером мамы ребенка. Мошенники звонят и говорят, что хотят помочь большой суммой денег, просят отправить SMS-код, который должен прийти на номер мамы. Когда она это совершает, счета полностью аннулируются. Я не знаю, как они это делают, но мамы-то доверяют людям", – рассказал собеседник. 

По словам Кайрата Каленова, родителей болеющих детей они предупреждают сразу, что могут звонить мошенники, и просят никому не доверять. Однако к борьбе с авантюристами добровольцы пришли путем проб и ошибок. 

"Раньше, не спорю, мы особо не проверяли людей, делали репосты и даже не могли подумать, что кто-то может наживаться на чужом горе. Давить на психику мошенники любят, чаще это якобы родители. Создают страницы в соцсетях якобы от имени больного ребенка, просят сделать репост, говорят, мол, если на страничке клуба опубликуют, то люди начнут помогать, а без этого им (родителям ребенка – Прим. автора) якобы не верят. Но мы же не просто публикуем каждое обращение, мы проверяем все. Мы просим  их показать документы, подтверждающие болезнь ребенка. Когда человек начинает говорить, что документов пока нет, просят опубликовать обращение, а документы показать позже – сразу можно понять, что это мошенники. А те в свою очередь начинают давить психологически, говорят, что если вы не поверите, мол, все это будет на совести волонтеров. Но мы проверяем все документы, иногда даже созваниваемся с клиниками, чтобы уточнить, действительно ли есть такой пациент", – продолжил он рассказ.

Но мошенничества хватает и без Интернета. Как рассказал собеседник, однажды ему пришлось столкнуться с женщиной, которая якобы приехала из Алматы, представляла какое-то НПО и собирала деньги на лечение детей, показывала даже их фотографии. Тогда Кайрат Каленов решил лично с ней встретиться и выяснить легальность ее действий. 

"Она ходила по крупным торговым домам города, заходила в бутики и собирала деньги на парковках. Я как-то с ней встретился, попросил подтвердить, что она действительно из НПО, она тогда растерялась, глаза забегали, отчет никакой не дала, но мне удалось ее сфотографировать и опубликовать в группе, чтобы опасались ее. Но даже после этого она все еще ходит, показывает документы якобы больных детей и собирает деньги, но уже не в таких крупных местах. Бывает, люди распечатывают наш логотип "Клуба добряков" и ходят по торговым домам и собирают деньги якобы в помощь больным детям",– поделился историей волонтер.

Он предупредил, что у каждого волонтера "Клуба добряков Павлодара" есть официальный бейдж с фото и печатью.

"Бывает кто-то из горожан напишет, чтобы мы забрали вещи, а мошенники перехватывают эти сообщения и едут сами, представляются, что волонтеры из клуба, и забирают их, а потом продают эту одежду в Интернете, даже на базар идут продавать комбинезоны за три тысячи тенге", – отметил доброволец. 

Бывает, люди приходят под видом малоимущих и тоже забирают вещи, которые впоследствии продают в Интернете. Но с этим, отметил волонтер, клуб уже научился бороться. 

"Сначала, когда к нам приходили люди, мы не брали документы, думали, придут те, кто действительно нуждается. Потом мы начали просить справки и свидетельства о рождении детей, если мать многодетная. Сейчас у нас все строго по документам выдается, поможем, только если показали документы. Кроме того, мы два раза в месяц отправляем вещи по регионам во все села области, полную "Газель" вещей отправляем. Сначала мы созваниваемся с акиматами, они делают объявления в газетах, по селам оповещают, что в такое-то время приедут вещи", – рассказал собеседник. 

Случается и так, что сами родители проводят аферы с деньгами, которые им добрые люди жертвуют на лечение детей. 

"Не знаю, можно ли это назвать мошенничеством. Мы сталкивались с тем, что к нам обращались мамочки, у которых действительно болеют дети, они собирали деньги, но потом использовали их не по назначению. Одна купила себе лабрадора за 70 тысяч тенге, а другая собрала деньги и поехала отдыхать, бросила ребенка", – сообщил Кайрат Каленов.

Участники "Клуба добряков" решили работать с нуждающимися людьми только из Павлодара, чтобы была возможность лично убедиться в правдивости слов тех, кто обращается в организацию за помощью. При этом волонтеры активно сотрудничают с органами опеки, при необходимости всегда есть возможность подключить госорганы. 

"Мы даже сотрудничаем с мобильными компаниями, чтобы при случае выявлять мошенников, которые, кстати, могут звонить из других городов и представляться жителями Павлодара", – заключил собеседник. 

Фото -

Согласно статье 177 "Мошенничество" Уголовного кодекса РК, аферистам может грозить не только крупный штраф, но и лишение свободы до 10 лет. 

О том, как не попасться на удочку интернет-мошенников, читайте здесь.




Загрузка...

Комментарии (0)

  • Авторизация
  • Регистрация
  • Забыли пароль?